[ARM]     [RUS]     [ENG]

ВОЙ­НА... ЭПИ­ЗО­ДЫ

Сир­вард МАР­КА­РЯН

 Вот уже сколь­ко де­ся­ти­ле­тий я рас­кры­ваю об­раз мо­е­го ге­роя Ар­цах­ской вой­ны, но для ме­ня так и ос­та­лись не­рас­кры­ты­ми за­га­доч­ность его ге­ро­из­ма, ис­точ­ник, пи­та­ю­щий его ду­хов­ный об­лик, жиз­нен­ную ар­те­рию... ... На днях я как-то по­зна­ко­ми­лась с во­и­ном-ос­во­бо­ди­те­лем Ар­ноль­дом Ай­ва­зя­ном. Ог­ля­дев его вни­ма­тель­ным взгля­дом, я при­шла к мыс­ли, что на фрон­то­вых до­ро­гах я с ним не пе­ре­се­ка­лась. И это тог­да, ког­да я все­гда при­гля­ды­ва­лась к «сы­нам пол­ка», так ска­зать, к «чу­то» (в пе­ре­во­де с ар­мян­ско­го «цып­ле­нок»), как их на­зы­ва­ли, и ис­ка­ла их по­всю­ду. А в слу­чае с Ар­ноль­дом я ста­ла уте­шать се­бя на­род­ной по­го­вор­кой «Луч­ше по­зд­но, чем ни­ког­да»...

Ар­ноль­ду Ай­ва­зя­ну, при­быв­ше­му в 1989 го­ду в ста­ту­се бе­жен­ца по­след­ним по­ез­дом из Ба­ку на стан­цию Аг­дам, бы­ло все­го 13 лет. Хо­ро­шо на­тре­ни­ро­ван­ный под­ро­с­ток, с от­лич­ны­ми фи­зи­че­с­ки­ми дан­ны­ми, сна­ча­ла обос­но­вал­ся с де­душ­кой и ба­буш­кой в род­ном се­ле Лу­сад­зор (быв­ший Мек­ти­шен). Дет­ские меч­ты Ар­ноль­да, по­лу­чив­ше­го «ин­тер­на­ци­о­наль­ное» об­ра­зо­ва­ние и вос­пи­та­ние в ба­кин­ской шко­ле ¹ 10, раз­би­лись в Аг­да­ме, ког­да груп­па ко­чев­ни­ков-на­ци­о­на­ли­с­тов, во­ору­жен­ная кам­ня­ми, раз­би­ла стек­ла в их ку­пе по­ез­да. Обос­но­вав­шись в род­ном се­ле, Ар­нольд, не те­ряя вре­ме­ни, по­шел в шко­лу, а па­рал­лель­но и на ра­бо­ту в мо­лоч­но­то­вар­ную фер­му се­ла. И сво­и­ми под­ро­ст­ко­вы­ми, но уже на­тре­ни­ро­ван­ны­ми силь­ны­ми ру­ка­ми он до­ил 30 ко­ров. Сель­ская жизнь не бы­ла ему в но­вость, каж­дый год, впя­те­ром, вме­с­те с бра­ть­я­ми и се­с­т­ра­ми, они при­ез­жа­ли на от­дых в де­рев­ню. Как ни стран­но, но он не вспо­ми­на­ет те го­ды с бла­жен­ст­вом. Ведь каж­дый раз пе­ред отъ­ез­дом из де­рев­ни он пе­ре­жи­вал стресс, по­то­му как де­душ­ка сбри­вал ему го­ло­ву на­лы­со, и ему бы­ло стыд­но встре­чать­ся с дру­зь­я­ми с та­кой свер­ка­ю­щей го­ло­вой. Но на этот раз все бы­ло ина­че, ведь они вер­ну­лись сю­да на­всег­да, и уже са­мо­сто­я­тель­но раз­мы­ш­ля­ю­щий и дей­ст­ву­ю­щий под­ро­с­ток ис­кал свое проч­ное ме­с­то в но­вой сре­де... И на­шел, сна­ча­ла в ря­дах пер­вых до­б­ро­воль­цев се­ла. Два бра­та са­мо­от­вер­жен­но ри­ну­лись в во­до­во­рот со­бы­тий. Млад­ший брат, Ар­мен, был по­ка очень ма­лень­ким, его че­ред борь­бы на­сту­пит по­том. Стар­ший из бра­ть­ев – Ара­рат внес боль­шой вклад в со­зда­ние си­с­те­мы ПВО АО. Па­рал­лель­но с раз­ви­ва­ю­щи­ми­ся со­бы­ти­я­ми Ар­нольд вы­пол­нял бо­е­вые за­да­ния. Он был са­мым млад­шим, все лю­би­ли и за­бо­ти­лись о нем, но он был боль­шим про­каз­ни­ком и все­гда что-то вы­тво­рял. Кар­ти­на ста­нет бо­лее це­ло­ст­ной, ес­ли от­ме­тим, что в 14 лет он уже был удо­с­то­ен ме­да­ли «За ос­во­бож­де­ние Шу­ши». В даль­ней­шем его не раз на­граж­да­ли ме­да­ля­ми и по­чет­ны­ми гра­мо­та­ми, но ме­даль за Шу­ши бы­ла дня не­го са­мой цен­ной. Шу­ши был на­ча­лом всех по­бед, до­б­рой ве­с­тью для даль­ней­ших по­бед, ко­то­рая с тех пор не име­ла кон­ца. Шу­ши и по сей день в серд­це каж­до­го ар­мя­ни­на – как ос­но­ва и сим­вол по­бед. Во вре­мя служ­бы он уча­ст­во­вал в мно­го­чис­лен­ных опе­ра­ци­ях, ви­дел мно­го страш­ных и же­с­то­ких дней, но са­мый ужас­ный был в Ка­раг­лу­хе. В со­ста­ве объ­е­ди­нен­но­го бо­е­во­го от­ря­да, сфор­ми­ро­ван­но­го из ре­бят сел под­рай­о­на, ко­ман­ди­ром ко­то­ро­го был Сам­вел Ако­пян, они уча­ст­во­ва­ли в бо­е­вых дей­ст­ви­ях за на­се­лен­ные пунк­ты Джан­га­сан, Ке­са­лар, Фин­га, Ли­са­гор, Ла­чин. Ар­нольд был так­же свя­зи­с­том ко­ман­ди­ра это­го на­прав­ле­ния Сей­ра­на Ога­ня­на. С боль­шой и тя­же­лой ра­ци­ей на спи­не он обес­пе­чи­вал бес­пе­ре­бой­ную связь ко­ман­ди­ра. Как-то пе­ре­но­че­вав в Ли­са­го­ре, ут­ром к ним при­шел Ар­ка­дий Тер-Та­де­во­сян (Ко­ман­дос), по­бла­го­да­рил за удач­ную во­ен­ную опе­ра­цию и рас­по­ря­дил­ся дви­гать­ся в на­прав­ле­нии Ла­чи­на.

Ар­нольд вспо­ми­на­ет все, что ему при­шлось пе­ре­жить, и слов­но все это бы­ло вче­ра: «Во всем под­рай­о­не был все­го один ми­но­мет, ког­да БТР на­сту­пал на фер­му се­ла, а она бы­ла под но­сом Хо­д­жа­лу, я, осед­лав бе­ло­го ко­ня, шел вслед за гранатометом, что­бы слов­но на кры­ль­ях до­ста­вить его мол­ни­е­нос­но на за­дан­ное ме­с­то и пре­по­дать азе­рам оче­ред­ной урок». Вспо­ми­на­ет, как он под­ни­мал­ся на по­зи­ции по­ста ¹ 26, ши­нель бы­ла тя­же­лее его са­мо­го, но, что­бы не от­ста­вать от взрос­лых, он мол­ча и без­ро­пот­но, а са­мое глав­ное, по-взрос­ло­му вы­пол­нял вся­кое за­да­ние. Бы­ло хо­лод­но, шел снег и дождь, бой­цы со­би­ра­лись во­круг ко­ст­ра, а меж­ду со­бою са­жа­ли «Чу­то», ко­то­рый ста­рал­ся ни в чем не ус­ту­пать им. День ото дня он взрос­лел ню­хая по­рох, му­жал, про­хо­дил за­кал­ку, как на­сто­я­щий бо­ец. Бы­ло вре­мя, ког­да они раз­ре­за­ли па­трон от ДШК и за­креп­ля­ли в нем ку­со­чек смо­чен­ной в со­ляр­ке ши­не­ли, что­бы был свет и что­бы они смог­ли не­мно­го со­греть­ся, и от «ды­мив­ше­го­ся све­та» все чер­не­ли до не­уз­на­ва­е­мо­с­ти. Ре­бя­та из от­ря­да на­зы­ва­ли его и од­но­сель­ча­ни­на Ка­д­жи­ка не­зна­ю­щи­ми стра­ха, и на это бы­ли свои при­чи­ны: они не раз при­но­си­ли что-то нуж­ное из под­би­то­го тан­ка, ко­то­рый сто­ял на за­пре­щен­ной ней­т­раль­ной зо­не... Од­наж­ды он и Ка­д­жик до­бы­ли из вра­же­с­ко­го тан­ка ба­та­рею, что­бы в блин­да­же был свет, а ут­ром про­сну­лись и не уз­на­ли друг дру­га, до та­кой сте­пе­ни все по­чер­не­ли от ко­по­ти. Мно­го туч сгу­ща­лось над их го­ло­ва­ми, он был ра­нен 5 раз, но вновь воз­вра­щал­ся в строй, а ког­да вой­на за­кон­чи­лась, слу­чи­лось не­пред­ви­ден­ное... В 1995 го­ду он слу­жил в 4-м ба­та­ль­о­не: при ис­пы­та­нии на по­зи­ци­ях РДГ гранаты он по­те­рял пра­вую ру­ку. Ар­нольд сто­ял так­же у ис­то­ков фор­ми­ро­ва­ния ар­тил­ле­рий­ской бри­га­ды. Он так­же хо­дил в раз­вед­ку, для быв­ше­го раз­вед­чи­ка его ра­бо­та и се­го­дня за­се­кре­че­на, о ней он от­ка­зал­ся го­во­рить вслух. В 1996 го­ду, по­сле де­мо­би­ли­за­ции из ар­мии, он дол­гие го­ды про­ра­бо­тал в ГНО «Вос­точ­ная служ­ба сейс­ми­че­с­кой за­щи­ты», за­ни­мая раз­ные долж­но­с­ти. Во вре­мя ап­рель­ско­го обо­ст­ре­ния 2016-го он по­спе­шил в под­раз­де­ле­ние «Ег­ник­нер». Воз­мож­но, вы ска­же­те, ну что он смо­жет сде­лать од­ной ру­кой, а он от­ве­тит: то, что мно­гие не мо­гут сде­лать дву­мя ру­ка­ми... Зна­е­те, ка­кой у ме­ня сад и ого­род, го­во­рит он, на сво­ей стра­ни­це в ин­тер­не­те по­ка­зы­ва­ет соб­ст­вен­но­руч­но вы­ра­щен­ные тык­ву ве­сом в де­ся­ток ки­ло­грам­мов и ап­пе­тит­ную клуб­ни­ку. Он лю­бит охо­ту, на про­тя­же­нии всей вой­ны за­ни­мал­ся и этим про­мыс­лом, об­рел на­вы­ки, у не­го есть пре­дан­ный, по­ни­ма­ю­щий друг – это хо­ро­шо вос­пи­тан­ный пес. Но, чем бы ни за­ни­мал­ся, ка­кое бы но­вое ин­те­рес­ное за­ня­тие ни на­хо­дил для се­бя, он не за­бы­ва­ет про род­ной Лу­сад­зор, ког­да днем он ус­пе­вал и в шко­лу хо­дить, и те­лят па­с­ти. В клас­се бы­ло 10 уче­ни­ков, а в шко­ле – 11 учи­те­лей, ве­че­ром вме­с­те с учи­те­лем они под­ни­ма­лись на по­зи­ции, на де­жур­ст­во. Он при­зна­ет­ся: хо­ро­шим уче­ни­ком он не стал, но бой­цом стал. А сви­де­тель­ст­вом то­му – прой­ден­ный им бо­е­вой путь. А меж­ду вой­ной и ми­ром он обу­чил­ся в проф­те­ху­чи­ли­ще ре­мес­лу ма­с­те­ра-па­яль­щи­ка. Ес­ли на­до бу­дет, мо­жет из же­ле­за из­ва­ять и че­ло­ве­ка. Ког­да бом­ба упа­ла на при­ле­га­ю­щее к Ар­ГУ зда­ние об­ще­жи­тия, где жи­ла его се­мья, все пе­ре­вер­ну­лось вверх дном. При хо­да­тай­ст­ве гла­вы Ас­ке­ран­ской рай­ад­ми­ни­с­т­ра­ции и его быв­ше­го ко­ман­ди­ра Сам­ве­ла Ако­пя­на ин­ва­ли­ду 2 груп­пы Ар­цах­ской вой­ны был вы­де­лен соб­ст­вен­ный дом, и этот свой ма­лень­кий уча­с­ток он пре­вра­тил в рай. Он очень лю­бит и ры­ба­чить. А не­дав­но, ког­да его пред­ста­ви­ли к оче­ред­ной на­гра­де, он от­ка­зал­ся, ска­зав, дай­те се­мь­ям по­гиб­ших. Боль­ше все­го на све­те Ар­нольд хо­чет, что­бы не бы­ло вой­ны. А ес­ли бу­дет, он од­ним из пер­вых вый­дет на по­ле боя, но но­вых ис­ка­ле­чен­ных су­деб, но­вых раз­ру­ше­ний он ни­ко­му не же­ла­ет. Он смо­т­рел в гла­за это­го страш­но­го чу­до­ви­ща под на­зва­ни­ем «вой­на», и не хо­чет, что­бы под­ра­с­та­ю­щее по­ко­ле­ние уви­де­ло его. Сколь­ко мо­ло­дых дру­зей он по­те­рял и про­дол­жа­ет те­рять по­сле вой­ны – от ин­суль­та и ин­фарк­та, не вы­дер­жи­ва­ют, ска­зы­ва­ют­ся пе­ре­жи­тые ими за го­ды вой­ны стрес­сы. Для не­го са­мое глав­ное в этой жиз­ни – быть ис­тин­ным ге­ро­ем... «У на­ших про­тив­ни­ков есть свои ге­рои, – го­во­рит он, - и на­сколь­ко мне из­ве­ст­но, у них боль­ше, чем у нас, но на­ши ре­бя­та по­да­ри­ли все­му ар­мян­ст­ву бес­пре­це­дент­ные по­бе­ды. Лич­но для ме­ня ге­ро­я­ми яв­ля­ют­ся на­ши ма­те­ри, ко­то­рые за­ло­жи­ли в нас зер­на пра­вед­ной жиз­ни, и вме­с­те с ма­те­рин­ским мо­ло­ком мы впи­та­ли та­кие ка­че­ст­ва, как че­ст­ность, пре­дан­ность, лю­бовь к ближ­не­му. Они при­ви­ли нам лю­бовь и ува­же­ние к род­но­му оча­гу, ар­мян­ским тра­ди­ци­ям...» ... И мы, в свою оче­редь, бу­дем при­зна­тель­ны та­ким ма­те­рям, ко­то­рые по­да­ри­ли на­ции под­лин­ных ге­ро­ев и ко­то­рые про­дол­жа­ют ро­жать ге­ро­ев на­ше­го вре­ме­ни. ;