[ARM]     [RUS]     [ENG]

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ГАЯНЭ

Сусанна БАЛАЯН

 Февральские революционные дни 1988 года изменили жизнь многих людей. Если бы не Движение, судьбы некоторых из них сложились бы по-другому. 

Гаянэ Арустамян... Человек, всю свою сознательную жизнь посвятившая родине.
Родилась и выросла в Степанакерте. Училась в Степанакертской общеобразовательной школе № 3 имени Грибоедова. В 1984 году окончила исторический факультет Степанакертского педагогического института. В 1985-86 гг. работала в армянском Шаумянском районе учительницей истории, а в 1986-89 гг. – в Степанакертском узле связи. В 1989 году присоединилась к Бердадзорскому отряду самообороны и до известных событий 1991 года служила связисткой. С сентября 1991 г. по январь 1992 г. служила в штабе сил самообороны Нагорного Карабаха. С ноября 1992-го по февраль 1993-го участвовала в спасательных курсах «Спитак», после чего с мая 1993-го по июнь 1995-го служила в Шушинском полку в качестве медсестры, затем – начальника медпункта. В 1995 г. демобилизовалась, но потом вновь пошла служить в Вооруженных силах Армении. Награждена орденом «Боевой крест» второй степени, медалью «За освобождение Шуши».
Какую роль сыграло Движение-88 в жизни Гаянэ Арустамян? «Вряд ли можно сказать, что 1988 год принес с собой новые идеи, - говорит Гаянэ, погруженная в мысли. – Даже мало знакомый с историей человек знал, каковы наши требования. Просто вновь появилась возможность предъявить их, создать под ними прочную основу».
Мы гуляли по ухоженным, спокойным улицам Степанакерта. События прошлых лет быстро сменяли друг друга в нашей памяти, освещая пройденный путь, сравниваясь с нашими днями, ставя перед нами вопросы, получилось ли все так, как мы хотели, построили ли страну так, как планировали?
«Правда, - говорит Гаянэ, - мы воспитывались в советских школах, вузах, которые, в отличие от нынешних, давали нам глубокие, основательные знания. Но в то же время прививали нам дух атеизма, интернационализма. Все проблемы зародились в недрах большевистской идеологии. На поверхности же были провозглашены принципы свободы, равенства, дружбы, братства. Однако в глубине, в реальности, действовал закон дикой природы – сильный поглощает слабого, причем всеми известными человеку способами, средствами, механизмами. Просто в 88-ом этот закон стал действовать открыто, без «верхней одежды». Армяне, если у вас есть требования, то защищайте себя сами».
Все мы помним, как часто проводились митинги. Незабываемым и историческим был первый митинг, состоявшийся 20 февраля. Для общества это было необычное и новое явление. И в кратере этих митингов сформировался преданный нации армянин.
«Я никогда не шла на митинги, кроме нескольких первых, - рассказывает Гаянэ. - Да, потом их было много. Но мне достаточно было присутствовать всего лишь на одном митинге, проведенном на Степанакертском Каршелккомбинате (кстати, его организовали АОДовцы), который напоминал больше комсомольское собрание. Не знаю, может, были люди, для которых эти митинги имели важное значение, но мне они ничего не давали. Была внутренняя убежденность, что нам нужны более действенные методы, средства. Ведь законы джунглей не признают слов. Все висело в воздухе. Война неизбежно должна была начаться, да, в ущерб обывателю, но в интересах нации. Ярким доказательством тому история, иначе ни одна нация не смогла бы самоутвердиться на этой грешной земле».
Но в 88-ом армяне не были готовы воевать. К сожалению, война тоже является искусством, которым мы тогда не владели. «Конечно, на войне могут победить самые сильные, самые стойкие, самые смелые, сильные духом, - уверена Гаянэ. – Многие осознавали необходимость войны и бесстрашно вступили в борьбу. Тем более, что ее спровоцировали как азербайджанцы, так и советские войска. И она началась. Вспомним операцию «Кольцо», в ходе которой были депортированы жители сел Бердзорского подрайона, Гадрутского и Шаумянского районов, Геташена. Многие отважные, сильные духом бойцы погибли. Их ряды поредели. Сегодня, к сожалению, многих нет рядом с нами. А оставшихся в живых не видно».
Но ведь они удостаиваются наград, получают пенсии? «Да, ни наградами, ни пенсией не прокормишь ни себя, ни семью, - говорит Гаянэ. – Конечно, ремонтируются школы, детские сады, реставрируются церкви, возводятся новые здания, школы, церкви, часовни. Но заброшенными остаются наши разрушенные и полуразрушенные храмы. Им не уделяется внимание, иногда они превращаются в мусорные свалки. До каких пор наши сердца будут болеть за эти склонившиеся храмы, которые когда-то были отражением взлета творческой мысли армян?»
В последние годы воз, кажется, сдвинулся с места. Часто мы слышим, как старшеклассники, молодежь собираются и убирают территорию вокруг исторических памятников. Может, последовав их примеру, все изменят отношение к памятникам и природе. «Может, - соглашается она, - но я и сегодня не вижу, что человек живет духовными ценностями. Да, мы ходим в церковь, участвуем в литургиях, зажигаем свечи, молимся, но... не руководствуемся в нашей повседневной жизни духовными ценностями. Извлекли ли мы уроки из прошлых лет, смогли ли создать гражданское общество? Как историк скажу, что это является одной из важных составляющих стабильного развития государства, конкурентоспособности. Ведь, когда мы шли на войну, осознавали это и считали своим долгом – во имя свободы, независимости нашей страны. Вообще, каким будет будущее страны? Радуюсь, когда вижу поколение, родившееся и повзрослевшее в государстве с национальными идеями, в отличие от нашего поколения. Их активной, смелой, самостоятельной деятельностью будет сформировано общество, о необходимости которого я говорю. Боевые действия во время апрельской войны и победа показали, что у нас зрелая, идеологически стойкая молодежь. Уверена, она сможет одержать победы и в мирной жизни».