comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com
«...НЕ КРА­ДИ...»
[ARM]     [RUS]     [ENG]

«...НЕ КРА­ДИ...»

Мар­лен ШАХ­НА­ЗА­РЯН

Это бы­ло ут­ром. Вер­нув­шись с ого­ро­да, я умы­вал­ся, как по­сту­ча­ли в дверь. С на­мы­лен­ны­ми ру­ка­ми я вы­шел на стук. Пе­ре­до мной сто­ял па­ре­нек лет 15-16. Уви­дев ме­ня, он не­мно­го рас­те­рял­ся и за­стен­чи­во спро­сил: - Дя­дя, у вас есть алю­ми­ний, медь? Ед­ва сдер­жав, а точ­нее, скрыв свой гнев, я от­ве­тил во­про­сом на во­прос: «А по ка­кой це­не при­ни­ма­е­те?» - Алю­ми­ний - по 200, медь - по 100 дра­мов. - А по ка­кой це­не сда­е­те в при­ем­ный пункт? - Не знаю, это зна­ет хо­зя­ин, - ска­зал он, ука­зав ру­кой в сто­ро­ну сто­я­ще­го у во­рот рос­кош­но­го ав­то­мо­би­ля, за ру­лем ко­то­ро­го вос­се­дал муж­чи­на креп­ко­го те­ло­сло­же­ния, чуть за­плыв­ший жир­ком. Уви­дев ме­ня, он и бро­вью не по­вел. Я пря­ми­ком об­ра­тил­ся к не­му с во­про­сом: «По ка­кой це­не вы сда­е­те ме­талл в при­ем­ный пункт?» Вы­та­ра­щив гла­за, он не­бреж­но бро­сил: «Те­бе ка­кое де­ло? Есть - да­вай, нет - не до­ку­чай зря». Что тут сде­ла­ешь? Я не об­ла­даю та­кой си­лой, что­бы схва­тить его за во­рот­ник и по­тря­с­ти как сле­ду­ет. Не хва­та­ет и сло­вар­но­го за­па­са, что­бы про­учить его как сле­ду­ет. И го­во­рю ему толь­ко, что­бы ско­рее уб­рал­ся от­сю­да по­до­б­ру-поз­до­ро­ву, не то... А де­ло в том, что два дня на­зад я по­шел к сво­е­му дру­гу уз­нать, по­че­му тот не при­шел на день мо­е­го рож­де­ния. И уви­дел его край­не ра­зо­ча­ро­ван­ным. - А с ка­ким на­ст­ро­е­ни­ем я дол­жен был прий­ти, ког­да?.. Мое лю­бо­пыт­ст­во ста­ло рас­ти, и я за­ста­вил его рас­ска­зать о слу­чив­шем­ся. И вот что он по­ве­дал мне: «Те­бе из­ве­ст­но, что в 2010-м у ме­ня за­хва­ти­ли, то бишь ук­ра­ли мой зе­мель­ный уча­с­ток, при­чем, сде­лал это мой са­мый близ­кий со­сед, ко­то­рый был чле­ном Со­ве­та об­щи­ны. Сго­во­рив­шись со ста­ро­стой и бух­гал­те­ром, тай­ком, без мо­е­го ве­до­ма, они при­ва­ти­зи­ро­ва­ли по фик­тив­но­му аук­ци­о­ну часть мо­е­го при­уса­деб­но­го уча­ст­ка и ров­но че­рез три го­да предъ­я­ви­ли мне сви­де­тель­ст­во на соб­ст­вен­ность, ска­зав: «Это моя зем­ля, мои де­ре­вья. Жа­луй­ся, ку­да хо­чешь...» Что­бы из­бе­жать во­ло­ки­ты, я мах­нул ру­кой и на эту тер­ри­то­рию, и на со­се­дей, и уже 6 лет ни­ка­ких от­но­ше­ний с ни­ми не под­дер­жи­ваю, слов­но мы не зна­ем друг дру­га. А на днях кто-то за­шел в наш двор и вы­нес всю ут­варь из ме­ди и алю­ми­ния. Ап­па­рат для пе­ре­гон­ки вод­ки я при­об­рел в Ко­ла­та­ке по 150 ты­сяч. Этот бес­со­ве­ст­ный унес мед­ную ка­с­т­рю­лю, и слов­но это­го бы­ло ма­ло, так он взял еще и алю­ми­ни­е­вый би­дон, вы­лив на зем­лю име­ю­щу­ю­ся в нем си­ву­ху, не до­воль­ст­ву­ясь этим, они унес­ли и всю ос­таль­ную алю­ми­ни­е­вую ут­варь, да плюс к это­му еще и са­мо­вар. Мо­жешь се­бе пред­ста­вить? Здо­ро­вен­ный, креп­кий муж­чи­на, вла­де­лец рос­кош­но­го ав­то­мо­би­ля, вме­с­то то­го, что­бы за­ра­ба­ты­вать се­бе на жизнь че­ст­ным тру­дом, за­ни­ма­ет­ся кра­жей, на­шел лег­кий путь на­жи­вы. Он и Бо­га не бо­ит­ся. В со­вет­ские го­ды цер­ковь дей­ст­во­ва­ла, но мы бы­ли ате­и­с­та­ми, а се­го­дня, Сла­ва Гос­по­ду, цер­ковь про­по­ве­ду­ет За­по­ве­ди, ука­за­ния, при­зы­вы и за­пре­ты Хри­с­та, ко­то­рые он ве­лел нам со­блю­дать. Сле­дуй им, бой­ся Гос­по­да на­ше­го... Не кра­ди... Не же­лай до­ма тво­е­го со­се­да... Не же­лай иму­ще­ст­ва тво­е­го со­се­да...» Я слу­шаю и мыс­лен­но пе­ре­но­шусь в про­шлое: вспо­ми­наю, как наш од­но­сель­ча­нин дя­дя Тар­хан, ко­то­рый был чле­ном пар­тии с 1920 го­да, вы­го­няя сви­нью из ви­но­град­ни­ка, со­рвал гроздь ви­но­гра­да и вы­шел, по­едая его. Сто­рож схва­тил его и по­вел в кан­це­ля­рию кол­хоз­но­го уп­рав­ле­ния. Его су­ди­ли, при­го­во­рив к 10 го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды. Ра­бо­тая про­па­ган­ди­с­том, я рас­ска­зы­вал сво­им слу­ша­те­лям об од­ном слу­чае: кор­ре­с­пон­дент ТАСС в Ко­пен­га­ге­не по­ехал на ве­ло­си­пе­де в па­рик­ма­хер­скую. Не ус­пел он по­брить­ся, как по­до­шел дру­гой кор­ре­с­пон­дент и со­об­щил, что Моск­ва сроч­но ото­зва­ла их. Оба се­ли в так­си и по­еха­ли в аэ­ро­порт. Вер­нув­шись го­ды спу­с­тя в Ко­пен­га­ген, этот са­мый кор­ре­с­пон­дент за­стал свой ве­ло­си­пед на том же ме­с­те. Мно­го та­ких при­ме­ров я при­во­дил и сво­им уче­ни­кам, и об­ще­ст­вен­но­с­ти. Уже поч­ти три де­ся­ти­ле­тия мы фор­ми­ру­ем но­вое об­ще­ст­во. По­нят­но, что мы долж­ны фор­ми­ро­вать но­во­го че­ло­ве­ка - со­зна­тель­но­го, че­ст­но­го, тру­до­лю­би­во­го и па­т­ри­о­тич­но­го, а меж­ду тем нам го­во­рят: «За­пи­рай­те дверь на за­мок, что­бы во­ры не про­ник­ли». Мы не про­во­дим до­ста­точ­ной вос­пи­та­тель­ной ра­бо­ты с людь­ми, ос­та­вив все на про­из­вол те­ле­ви­зо­ра или Ин­тер­нет-сеть.., а для во­ра нет Бо­га. Я рас­ска­зы­вал все это до­мо­чад­цам, воз­му­ща­ясь. Внуч­ка Та­ма­ра, ко­то­рая ра­бо­та­ет в Шу­ши, ста­ла ус­по­ка­и­вать ме­ня: "Де­душ­ка, к нам при­ез­жа­ют сот­ни ту­ри­с­тов, ко­то­рые очень хо­ро­ше­го мне­ния о нас". И она рас­ска­за­ла о по­жи­лом ту­ри­с­те, ко­то­рый про­сто вос­хи­щен ка­ра­бах­ца­ми. Не­сколь­ко раз в раз­ных ме­с­тах, вы­ни­мая но­со­вой пла­ток, он умы­ш­лен­но ро­нял дра­мы или дол­ла­ры, и каж­дый раз иду­щие за ним ка­ра­бах­цы - и стар, и млад, под­ни­ма­ли их и, до­гнав, пе­ре­да­ва­ли ему. Или на­дев чер­ные оч­ки и при­тво­рив­шись не­зря­чим, он про­тя­нул про­дав­щи­це ма­га­зи­на 10000-ю ку­пю­ру и по­про­сил за эту од­ну ты­ся­чу дать ему бу­тыл­ку вод­ки, а про­дав­щи­ца ма­га­зи­на го­во­рит ему: «Отец, это не ты­сяч­ная, а 10-ты­сяч­ная ку­пю­ра». Так моя внуч­ка при­ве­ла мно­же­ст­во при­ме­ров и ус­по­ко­и­ла ме­ня. Так что, на­ше об­ще­ст­во ис­то­с­ко­ва­лось по жи­во­му сло­ву. А ес­ли бы ве­ли­кий Ту­ма­нян чу­дом ожил и уви­дел все это, не­пре­мен­но ска­зал бы: «Ес­ли в Ар­ца­хе бу­дет хоть один вор или раз­бой­ник, то не бу­дет в стра­не ни спо­кой­но­го сна, ни жиз­ни, ни люб­ви...» ;