[ARM]     [RUS]     [ENG]

ПЕКАРИ

Каринэ ДАДАМЯН

 Как-то во время беседы с одним из командиров нашей освободительной борьбы он сказал интересную вещь: в годы войны каждый живущий в Арцахе человек, будь то взрослый, ребенок, женщина или мужчина, был солдатом. Эти слова навсегда запечатлелись в моей памяти. И с того дня я вижу в каждом участнике нашей борьбы солдата. 

Бабушку Анжелу я знаю с 2000 года, когда она работала в детсаде. И не удивилась, прочитав ее имя в списке шести пекарей райцентра, они пекли хлеб в годы войны. Выяснилось, что сегодня из них живы только двое – Анжела Джамалян и Аня Ханазарян. Встретилась с ними. Они рассказали неизвестные многим истории, сохранившиеся в их памяти.
- Под «Рестораном» мы пекли пирожки и раздавали участникам митингов. Хотели таким образом оказать свою помощь им. Кроме того, когда было нужно, помогали чем могли, - рассказывает Анжела Джамалян. – Все началось с одного случая. Когда Аво угостили тонирным хлебом, ему очень понравилось. В шутку он сказал, что бойцы на передовой не захотят возвращаться домой, если будут есть каждый день тонирный хлеб. С тетей Ашхен мы жили в одном квартале. Однажды она пришла ко мне и сказала, что ее сын Славик (тогда он был начальником милиции района) поручил собрать пять женщин и печь хлеб. Такой приказ отдал Аво, солдатам нужен был хлеб. Найти таких женщин было нетрудно, поскольку все пекли хлеб. Мы собрали группу из шести человек – Ашхен Айрапетян, Айкануш Агабекян, Женя Исаханян, Аня Ханазарян, Анжела Согомонян и я. Первый хлеб мы испекли 3 марта 1992 года. Вначале пекли хлеб в тонире Ани Ханазарян, потом – в тонире Жени Исаханян. Тесто замешивали в три часа ночи, воду же таскали со двора детсада. Во дворе Ани имелся колодец, но после трех-четырех ведер вода становилась мутной. Поэтому приходилось таскать воду со двора детсада. Каждый день мы выпекали по 600-650 штук хлеба. Рано утром, когда было еще темно, мы шли на работу, в полночь возвращались домой, вернее, в подвалы. Двое месили тесто, четверо пекли хлеб. Жили в подвалах, поскольку город круглосуточно обстреливался. В 6-7 утра разводили огонь в тонире. Дрожжей тогда не было, использовали обычную закваску, но зато хлеб получался очень вкусный. Мы сами удивлялись. Дома так не получалось. Наверное, пекли хлеб для солдат, потому и получался вкусный. Работали с большой любовью. Ведь и наши сыновья находились на посту. О домашнем хозяйстве не думали, все мысли были о солдатах. Нашим главным делом было печь хлеб. Ребята были на передовой, мы работали в тылу. Собирали из дому все необходимое и отправляли на посты.
- В то время воды не было, тонир был не у всех. В этом смысле наш дом располагался в удобном месте. Когда вместе с Ашхен набрали группу пекарей, хдеб стали печь в нашем доме, - продолжает Аня Ханазарян. – У нас было свободно, никто не мешал. Потом стали печь хлеб в тонире Жени. Сегодня из шести женщин живы только я и Анжела... Словами не передать, что творилось, когда начинались обстрелы. Я, например, очень боялась. Все боялись... У нашего соседа был подвал. Однажды, когда начался обстрел, я побежала туда, чтобы укрыться. Айкануш перекрыла мне дорогу и возмутилась: «Куда ты бежишь, это наша война. Наши дети сражаются, проливают кровь. По-твоему, они должны воевать на голодный желудок?» Я вернулась с полпути, сгорая со стыда. Мысленно я упрекала себя, ведь правда, это наша война. И скажу, что нас сберег Господь. Все дома обстреливались, в том числе и наш, снаряды взрывались рядом, но мы остались живы. Нас фотографировали иностранцы, но свои фотографии мы нигде не увидели.
- Помнишь, как мы танцевали под вашим тутовым деревом, когда освободили Шуши? Наша радость не знала границ, - вспоминает бабушка Анжела и продолжает. – А однажды, когда мы месили тесто, начался обстрел, и разбитые стекла окон посыпались в муку... Со слезами на глазах мы просеяли муку, чтобы в ней не было осколков...
После создания регулярной армии Анжела Джамалян служила в армии, вплоть до 2014 года: отряд специального назначения, потом воинская часть... Прослужила 14 лет. В мирные годы работала няней в детсаде.
Женя Исаханян продолжала служить с Аво в качестве машинистки...
Бабушка Аня сегодня воспитывает уже правнуков, с нетерпением ждет возвращения с постов домой внуков.
В ходе беседы с этими светлыми женщинами у меня на душе становилось светло и тепло, и Слава Богу, что он создал нас армянами и мы рождены от армянских матерей.