comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com
ЗНАКОМЫЙ И НЕЗНАКОМЫЙ НАМ ТУМАНЯН
[ARM]     [RUS]     [ENG]

ЗНАКОМЫЙ И НЕЗНАКОМЫЙ НАМ ТУМАНЯН

Светлана ХАЧАТРЯН

 Комментирует литературовед Самвел Мурадян

Ованнес Туманян за два месяца до смерти сделал следующую запись: «Я знаю, однажды, конечно, не скоро моя жизнь будет представлять большой интерес и наделает много шума, многое выяснится, увидят совершенно другие вещи... написанные мной еще не хорошо прочитали, увидели.., и никто никогда не найдет, не увидит их прямой смысл» (Нвард Туманян, «Воспоминания и беседы»).
А известный туманяновед Э. Джрбашян в одной из своих статей, опубликованной в «Литературной газете»11 марта 1989 г., написал, что царившая до последнего времени в нашей научно-литературной жизни психология «оговорок и опасений» нередко заставляла нас скрывать от читателя отдельные страницы наследия поэта, чтобы «не бросить на него тень».
На днях у нас был повод поговорить с деканом филологического факультета ЕрГУ, доктором филологических наук, профессором Самвелом Мурадяном. Мы поинтересовались, насколько хорошо мы знаем Туманяна спустя десятилетия. В частности, беседа шла вокруг его произведения «Бездомная кукушка».
В вышеупомянутых «Воспоминаниях и беседах» Нвард Туманян написала также, что отец повелел им не издавать его незавершенные произведения, сжечь их. Но незавершенное произведение «Бездомная кукушка» сохранилось и вышло в свет через много лет. Вот что рассказал об этом Самвел Мурадян.
«Бездомная кукушка» - одно из незавершенных произведений Туманяна. Это обширный вариант произведения «Конец зла», вторую часть которого никто не осмеливался напечатать. Лучший издатель большинства произведений Туманяна, выдающийся туманяновед, специалист по рукописям, текстолог, прекрасный филолог Арам Инчикян не указал точную дату написания «Бездомной кукушки», но отметил, что произведение написано до 1917 г., вероятно, в 1915 г. Он, конечно же, знал, когда оно написано, но, по-видимому, боялся назвать точную дату, не хотел связывать с Октябрьской революцией, с созданием Советского Союза. Между тем, Туманян написал его в период создания Советского Союза – в 1922 году. Близкие писателя знали, о чем это произведение. Поэтому дочь Туманяна Ашхен переписала его в свою большую черную тетрадь, чтобы оно не сохранилось почерком отца. Рукопись Туманяна по каким-то причинам не сохранилась. Кто ее потерял, не знает никто. Наверное, боялись навредить Туманяну. Впервые «Бездомную кукушку» я и Э. Джрбашян напечатали в 1972 году в журнале «Вестник Ереванского университета». Я только поступил туда на работу в качестве ответственного секретаря, когда Инчикян принес рукопись этого произведения (написанную рукой Ашхен). Он и главный редактор журнала Э. Джрбашян - два великих туманяноведа обсуждали, как ее напечатать. Боялись главлита, и их страх не был безосновательным. Главлит сразу же заметил, что оно направлено против советского государства, поскольку там много опасных высказываний. Вообще в нем художественная картина очень многогранна, многозначительна, тем более, что намеки были более чем прозрачны и легко можно было догадаться, о ком и о чем речь.
Непосредственную связь с типографией поддерживал я. У Джрбашяна одна нога была ампутирована, а другая ранена в 14 местах, он не мог нормально ходить, и с дирекцией типографии, а также представителями ЦК в те дни встречался я. «Бездомную кукушку» мы напечатали с сокращениями, так как главлит все же догадался, о чем это произведение. Что же сократили? В произведении рассказывается о том, как лиса позвала кукушку (лиса – это Ленин, а кукушка – армянский народ) и сказала, чтобы она позвала всех на помощь: будем делать революцию. Имеет в виду армянских революционеров. Разве не наши сделали революцию и взяли на себя первый удар? Когда революция победила, лиса заговорила о братстве, дружбе народов, стали целоваться пес и кот, кот и мышь, лиса и петух. И во время целований чья-то голова оставалась в пасти другого животного, кому-то укусили губу. Туманян прекрасно понимал, что происходит. Понимал, что если Армения и Азербайджан целуются, то Карабах и Нахиджеван останутся «в пасти» Азербайджана, что если целуются Армения и Турция, значит вся Западная Армения останется «в пасти» Турции. Вот в чем главный смысл произведения. Образы Туманяна имеют глубокий смысл. Там есть такой эпизод: одно из животных обращается к лисе: «Но ведь вы говорили о свободе и равенстве». Лиса же отвечает: «...свобода для каждого, но не для тебя. Если каждый в отдельности будет чувствовать себя свободным, знаешь, к чему это приведет?» Этот отрывок и был сокращен. Еще кое-что сократили, сегодня уже не помню, прошли десятилетия.
Туманян использовал животных, чтобы с их помощью передавать свои мысли. Но даже в этом случае существовала опасность, и в то время «Бездомная кукушка» вышла в свет с сокращениями. Кукушка – это армянский народ, ее птенцов сожрали волки, т.е. большевики и турки. У него отняли страну, и он остался без дома, без родины – Западной Армении, Карабаха, Нахиджевана, Джавахка. Поэтому он и озаглавил свое произведение «Бездомная кукушка». В этом гений Туманяна. Я помню, как Джрбашян и Инчикян не хотели, чтобы я слушал их разговоры, в моем присутствии они не говорили об этом. Я был молод, и они полагали, что не стоит затрагивать подобные темы. Но признавались, что Туманян написал гениальную вещь, хотя не раскрывали скобок. Я внимательно их слушал и лишь спустя годы понял, что они подразумевали, говоря «гений Туманяна».
Первое исследование произведения «Бездомная кукушка» принадлежит перу Арама Инчикяна. Потом к нему вернулись Эдвард Джрбашян со своими комментариями и Грант Тамразян. Последний знал, что отправленная в типографию рукопись хранится у меня. Перед смертью он попросил у меня рукопись, я отдал, но после его смерти дети не вернули мне. Рукопись была с моими пометками.
Затем я прокомментировал «Бездомную кукушку» в своей третьей книге «Литературные пристанища». Там же есть исследование «Ованнес Туманян: гений и геноцид». Я проанализировал «Бездомную кукушку» как художественное произведение о геноциде и дальнейших событиях. По случаю 150-летия Туманяна у меня вновь появилась возможность уточнить некоторые моменты. Сколько бы ни говорили о свободе, праве на свободу слова, во мне еще жив был образ мышления главлита. Я размышлял: а как это воспримут, если я напишу об этом, что будет, как меня поймут. Я постепенно избавляюсь от всего этого и внес новые дополнения в написанное в 2010 году. Я подготовил новое исследование, но не знаю, где напечатать.
Левон Ахвердян – один из выдающихся туманяноведов, ценителей творчества Туманяна. Так считают многие. Но в однотомнике Туманяна, входящем в цикл «Армянские классики», одно из известных четверостиший писателя было напечатано в искаженном виде. Речь о строчке «Между двумя веками, между двумя камнями, я устал между новым другом и старым царем». Вместо слова «царь» он написал слово «боль», чтобы не было противопоставления «большевик» и «царь». Посмотрите, как подменой одного слова Л. Ахвердян исказил гениальную мысль Туманяна. Так что, сегодня туманяноведение может свободно развиваться. Третий год продолжается академическое издание десятитомника Туманяна. Я также вхожу в редколлегию. Три тома уже вышли в свет, четвертый том будет напечатан осенью.
150-летие Туманяна предоставит нашему народу возможность вновь вернуться к огромному, безграничному художественному наследию Туманяна.