comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com
«САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ РАБОТЫ Я СОЗДАЛ ВО ВРЕМЯ АРЦАХСКОЙ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ»
[ARM]     [RUS]     [ENG]

«САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ РАБОТЫ Я СОЗДАЛ ВО ВРЕМЯ АРЦАХСКОЙ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ»

Arnold.jpgАрнольд Меликсетян. Родился в Степанакерте. В 1969 году окончил Ереванское художественное училище им. М. Сарьяна, в 1977 г. - отделение живописи Ереванского художественно-театрального института, живет и созидает в родном городе. Участвовал в выставках в Степанакерте, Ереване, Москве, Таллинне и других городах бывшего СССР. В 1986 г. состоялась его персональная выставка в Степанакерте, в 1995 г. - в Ереване. Некоторые из его работ находятся в Ереванском музее современного искусства и в частных коллекциях. Работает в жанре живописи, графики и скульптуры. 
Недавно, воспользовавшись представившимся случаем (вместе с Арцахским государственным камерным хором), художник побывал в Италии, ознакомился с местными достопримечательностями, увидел жемчужины мировой культуры. 
О впечатлениях от поездки, об искусстве и волнующих художника вопросах шла речь в нашей беседе с А. МЕЛИКСЕТЯНОМ.
-Над чем сегодня работает художник Арнольд Меликсетян?
- Как Вы знаете, я работаю в Тогской школе искусств, и мне часто приходится ездить туда. Участок  магистрали «Север - Юг», который расположен у моста села Мец Тагер  и имеет протяженность 200-300 метров, всегда привлекал мое внимание. Из-за оползней дорога не заасфальтирована. Подобных участков на магистрали много, но почему именно он привлек мое внимание, объясню: из-за оползней здесь открылись гигантские блоки - штук 30-40 - в естественном, нерукотворном виде. И я подумал, что при помощи техники эти гигантские блоки можно использовать в качестве барьера и устранить опасность оползней. В результате этот участок дороги обретет к тому же  и своеобразный художественный вид. 
Быть может, это не прямой ответ на Ваш вопрос, но в данный  момент я думаю именно над этим. Кстати, с этим вопросом я побывал в Министерстве градостроения, поговорил с некоторыми компетентными лицами, правда, не знаю, насколько мне удалось довести до них мою мысль и идею, тем не менее, я собираюсь побывать и у министра. 
- Это  связано с Вашей творческой деятельностью?
- Конечно, этому участку дороги можно дать интересное и в строительном, и в художественном плане решение. В министерстве я рассказал об Италии. Рельеф и природа по дороге из Венеции в Рим почти такие же, как у нас, но там большая часть дороги изрезана тоннелями и мостами. Мы говорим о создании государства, дорога же является одним из компонентов становления государства. Дорога - главное условие развития экономики, а вот некоторые участки магистрали Север - Юг уже разрушаются. Иными словами, работа была выполнена не на профессиональном уровне. Кажется, я очень отошел от вопроса. Но все же эти блоки, полагаю, должны быть уставлены, тем более на крепкое основание, для этого же необходимо изучить пласт земли. Знаю, это трудно, но легкой работы не бывает. Это наша страна, наша дорога, ее нужно строить, причем строить добротно, а в министерстве мне сказали, что подумают над этим. Но это может затянуться на годы.
- А над чем конкретно Вы работаете сейчас?
- В последние годы я полностью перешел к скульптуре. Этим жанром искусства я начал заниматься еще до начала Карабахского движения, а в последнее время увлекся всерьез. Тому причиной также моя преподавательская деятельность в селе Тог. Если раньше я в основном работал с деревом, то сейчас - с глиной. Глины в Карабахе - сколько угодно. Отнюдь не случайно, что раньше здесь так было развито гончарное искусство. Делаю портреты. Мне нравится ваять скульптуры быков. Бык - это воплощение силы, твердости - подобно нашим скалам. 
- Что Вам доставляет творческий процесс - удовлетворение или страдание? 
- И то, и другое. Я оказываюсь в самых разных ситуациях. 
- Расскажите о Ваших впечатлениях об Италии.
- Все было, как во сне. Пробыть в Италии 5-6 дней, по меньшей мере, иллюзорно. 
- Кажется, Вы всегда мечтали побывать в Италии?
- Не только в Италии. Культура манит. Но, увы, мне довелось увидеть немногое. Пяти-шести дней недостаточно, чтобы хотя бы приобщиться к культуре. Италия славится богатейшими в мире культурными традициями. Даже в небольшом городке есть высокохудожественные ценности. Милан является вторым после Рима крупным городом Италии. Я не смог попасть туда хотя бы на час, чтобы увидеть известные фрески Леонардо да Винчи (в церкви). Мы побывали в Венеции - это исключительный город, мощный центр культуры с фантастической архитектурой, весь город является музеем: средневековая архитектура, каналы, многотысячные туристы... Рим, Венеция, Флоренция - это центры мировой культуры. Мы приехали в Рим на рассвете, три часа ездили по городу. Побывали в Ватикане, в храме Святого Петра, успели увидеть известную Сикстинскую  капеллу Микеланджело. В храме Святого Петра мы увидели мраморную скульптуру Микеланджело. Если бы я знал итальянский язык, остался бы там, многое бы увидел, но, увы... Приобщение к сокровищам мировой культуры для художника очень важно. 
- В советские годы многие художники прожили свою жизнь, так и не побывав за рубежом... 
- Я понял, что Вы хотите сказать, но были и такие, которым все же удалось съездить за границу. В то время Карабах был изолирован вдвойне-втройне. Стремление, внутренний запрос существовал всегда, но не было возможности выехать за рубеж.
- Тем не менее, ценности создавались... 
- Конечно, и в состоянии изолированности создавались ценности. Изучая мировое искусство, я заметил, что в разных местах создавались подобные ценности - исходя из того же подхода, из того же мировосприятия. Мы не выезжали за рубеж, но посредством фильмов, книг, выставок и контактов информация к нам поступала. Да и потом, мы путешествовали внутри Советского Союза. 
- Какие воздействия Вы ощутили на себе в течение пройденного Вами творческого пути?
- Большое впечатление на меня оказывают кино, человеческое общение.
- Я имею в виду влияние искусства. 
- В молодом возрасте влияние бывает более сильным. Помню, какое потрясающее впечатление на меня произвело искусство Ван Гога, Ерванда Кочара, а в дальнейшем -  и Пикассо. Кстати, отмечу, что в искусстве - с точки зрения красок, я был более сдержан, хотя обратное было бы более естественным. Нужно быть достаточно сильным, чтобы не быть проглоченным и не заблудиться среди этих воздействий. Для творческого человека это достаточно сложный процесс, нужно суметь постичь творчество выдающихся художников и, приобщившись к их искусству, создать свое. Воздействие - это неизбежное средство для формирования собственной индивидуальности. 
- Как Вы оцениваете свой творческий процесс?
- Созданными работами не так уж и доволен. Я до сих пор пребываю в поисках. И думаю, что я еще не создал свою самую выдающуюся, самую главную работу. 
- Художник и время. Представьте Ваше восприятие времени.
- Художник должен быть выразителем своей эпохи. Он может опередить время, как, скажем, животные предчувствуют землетрясение. Великие художники всегда предвосхищали время. Время отразилось в моих работах соответственно моим способностям. В мире всегда были войны, бедствия. Очень много интересных работ создавалось не в обычное, мирное время, а в сложный период, во времена безумных войн. Думаю, что самые интересные картины я создал в период Арцахской национально-освободительной борьбы, во время накала страстей, в период экстремальных событий. В подобных ситуациях, казалось бы,  явление видится в более ярком свете. В начальный период национально-освободительной борьбы все было ясно. Теперь ценности смешались... во всех смыслах. Теперь ситуация кажется нестабильной. Есть некоторое равнодушие, разочарование. А в те годы мы ждали большего. Армянский народ - нация маленькая. Во всём нам нужна обыкновенная добросовестность. Даже от самого скромного человека зависит многое. Снова вернусь к своей идее: в Министерстве градостроения меня спросили, а что зависит от нас? От всякого человека зависит очень многое. Только таким образом будет происходить становление государства. В наше время формальность обрела большие масштабы: работу делают формально, словно для показухи. Человек как будто перестал представлять собою ценность. Карабахское движение выдвинуло на первый план не только национальный вопрос, был поставлен еще и вопрос человеческого достоинства. Люди были недовольны, раз вышли на демонстрацию. Позвольте я расскажу об одном эпизоде моей жизни: в советское время я для совхоза Самвела Мамунца в Мартакертском районе нарисовал картину, на которой изобразил Баку с характерными армянскими типажами, церквями. Кто-то из членов комиссии спросил: «Это еще что такое? Ты забыл, где живешь, почему изобразил на картине армян?».  По натуре я такой, что, когда мне делают замечание в грубой форме,  я сопротивляюсь сильнее. Картину не приняли, вернули  на доработку, а я, напротив, еще более подчеркнул национальный колорит. Когда снова представил картину, по случайности председателя комиссии на месте не оказалось. Двое азербайджанцев, чисто из профессиональных соображений, поддержали меня. 
Ментальность, национальный дух в человеке от природы, они существуют независимо от него. Но национальный менталитет должен иметь прочную основу. Есть общечеловеческие ценности, которые выше национальных.
- Вы трудно расстаетесь со своими работами?
- Чем больше чувств и переживаний ты вкладываешь в работу, тем труднее с ней расставаться. Признаться, число проданных мною картин не так уж велико.
 
Нвард СОГОМОНЯН