[ARM]     [RUS]     [ENG]

СООТНОШЕНИЕ ДВУХ ПРИНЦИПОВ В АРЦАХСКОМ ВОПРОСЕ

Владимир ОВСЕПЯН

Заслуженный юрист республики

 «Если для Азербайджана нагорно-карабахский вопрос это вопрос авторитета, то для армян это вопрос жизни и смерти».

Андрей Сахаров
Лауреат Нобелевской премии мира

Два из семи принципов международного права касаются равноправия и самоопределения народов (наций) и территориальной целостности государств и нерушимости государственных границ. Лежа в основе многих этнических конфликтов, расколов, разногласий и несогласий, они всегда были предметом спора: какой из этих принципов важнее и справедливее, приоритетнее и соответствует критериям международной безопасности. Проблема своими глубокими корнями и обострениями наиболее ярко проявилась в годы первой и второй мировых войн, в условиях деколонизации стран и распада тоталитарных режимов и империй.
В результате первой мировой войны с политической карты мира исчезли российская, германская, австро-венгерская и османская империи и на их руинах возникли новые государства. Второй этап этого процесса был связан со второй мировой войной и ликвидацией колониализма. Затем крупным событием стал распад социалистических стран СССР, Югославии и Чехословакии, на территории которых возникли более двадцати независимых государств. Следующий распад произошел в рамках процесса образования непризнанных государств.
Теория международного права подразумевает под непризнанными или частично признанными государствами территории, которые были самопровозглашены как независимые государства, контролируют свою территорию и в то же время не имеют дипломатических отношений со странами-членами ООН или некоторыми из них.
Право народов на самоопределение и территориальная целостность государств закреплены уставом ООН, в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, Хельсинкском заключительном акте и ряде других международных документов. Во всех этих документах указывается, что необходимо уважать право всех народов на равноправие и самоопределение, но в то же время отмечается, что каждое государство в международных отношениях обязано воздерживаться от угрозы силы или ее применения как против территориальной неприкосновенности какого-либо государства и политической независимости, так и в какой-либо другой форме, несовместимой с целями ООН.
Напрашивается законный вопрос: не противоречат ли друг другу принципы территориальной целостности и самоопределения народов? Если да, то как можно в одном и том же документе указывать взаимоисключающие нормы? Если нет, то как можно сохранить территориальную целостность, не нарушая право народов на самоопределение? По нашему мнению, если поставить разделительную линию между внутренними и внешними причинами международных споров, то противоречие между двумя принципами исчезнет и станет ясно, что территориальная целостность, стоя на пути самоопределения народов, должна дать дорогу второму принципу, в противном случае окажется в положении «водителя – правонарушителя».
Надо отметить, что принцип территориальной целостности более «молодой» и ситуативный. По сути, он появился после принятия устава ООН (1945 г.) и полностью сформулирован в Хельсинкском заключительном акте (1975 г.). Принцип территориальной целостности нарушается исключительно в случае нападения одного государства на другое, поэтому он регулирует внешние отношения. Так и указано во всех международных документах. Когда же встает вопрос о праве на самоопределение, то спор возникает внутри одного государства. Т.е. один из принципов касается осуществления внешней политики данного государства, а другой – внутренней политики и конкретно внутренней проблемы.
Право народов на самоопределение, будучи отражением неситуативного расклада, действовало во все времена мировой истории, а сутью борьбы народов являлась их свобода. Таковой была и судьба армянского народа, когда на заре его формирования прародитель армянского племени Айк Наапет смог победить диктатора Бела в борьбе за независимость и свободу своих соплеменников. Закрепление права народов на самоопределение на рубеже 19 и 20 веков означало не только осознание этого факта, но и его политико-философское признание. С этой точки зрения можно смело констатировать, что почти все войны содержат элементы права на самоопределение.
Право народов на самоопределение также закреплено в Хельсинкском заключительном акте, но с оговоркой, что оно не предусмотрено в случае применения принципа территориальной целостности. В акте отмечается, что «все народы всегда имеют право в условиях полной свободы, когда и как они желают, определить свой внутренний и внешний политический статус». Хельсинкский заключительный акт считает непозволительной любую форму исключения права на самоопределение. А это означает, что территориальная целостность – относительный и ситуативный принцип, а право на самоопределение исключительный и неотъемлемый принцип.
И наконец, территориальная целостность отражает то, на что государства имеют право, а самоопределение народов – на существующие у них права. Что в таком случае является приоритетным - доминирование воли государства над народом или обратное? Если государство является тоталитарным, значит народ существует для государства, если же государство демократическое, то государство существует для народа, а право народа (в том числе на самоопределение) является приоритетным. Методом приоритетного решения вопроса международное право считает не историю, не исключая ее значительной роли, а желание проживающего на данной территории народа самому выбрать свою дальнейшую судьбу, в том числе с перспективой выхода из состава не удовлетворяющего его государства. В данном контексте правовым субъектом азербайджано-арцахского конфликта является народ Арцаха. В процессе самоопределения именно народ решает создать независимое государство или присоединиться к другому государству. Конечно, решение вопроса может предполагать и другие подходы даже в ситуации, когда внутри государства не нарушаются права народов (наций), исключены дискриминация и национальное давление и государство уважает и соблюдает принципы самоопределения народов. Как в действительности Советский Азербайджан относился к «автономному» Арцаху, и каковы критерии применения ими права на самоопределение?
С точки зрения исторического права, когда предки азербайджанцев находились еще в Алтайском крае России, Арцах входил в состав единого армянского государства. После его уничтожения (в 428 году) Арцах до вхождения в состав Российской империи являлся самостоятельной административно-политической единицей, входящей в состав оккупировавших его в разные периоды чужих государств, и лишь решением от 5 июля 1921 г. Кавказского бюро Компартии России, не имевшим силы нормативно-правового акта, фактически насильственно был передан Советскому Азербайджану, что равносильно аннексии.
Но откуда появились понятия «Азербайджан» и «азербайджанцы»? Изданные в 20 веке самые авторитетные, в том числе исламские, энциклопедии приписывают географическое название «Азербайджан» Иранскому Атрпатакану, а на Кавказе, когда турецкие войска захватили 15 сентября 1918 года Баку, то дали Гандзакской и Бакинской провинциям название Азербайджан, для претворения в жизнь с помощью проживающих в Атрпатакане соплеменников «азари» амбициозной программы «Великий Туран». Что касается проживающего сегодня на данной территории спорного «азербайджанского» этноса, то это сохранившийся с советских времен пережиток. Раньше они просто назывались кавказскими татарами, мусульманами или турками, даже в сталинских концлагерях до 1939 года азербайджанцев регистрировали как «другие народы».
По состоянию на 1921 год, этнический состав населения Арцаха в основном состоял из армян (96%). Однако Кавбюро, проигнорировав этнический, исторический и национальный факторы, решило вопрос, исходя «из солидарности мусульман и армян и постоянной связи Карабаха с Азербайджаном». Ясно, что все эти доводы не укладываются в рамки здравого смысла и логики и попирают права народа Арцаха. Реальность такова, что победил «нефтяной» фактор Баку. Другое решение вопроса означало бы отказ от поставок нефти в Армению. Однако на протяжении 70 лет народ Арцаха не смирился со своим колониальным статусом и всегда боролся за выход из состава Азербайджана. Последний в свою очередь использовал все формы и методы давления, чтобы изменить демографический состав области и окончательно искоренить арцахский вопрос.
Вопреки необоснованным бредням Баку абсурдно считать реализацию права народа Арцаха на самоопределение нарушением территориальной целостности и единства Азербайджана, поскольку международное право защищает территориальную целостность и единство государств, где проживающие народы (нации) самоопределились на основе свободного волеизъявления. Во всяком случае, новоиспеченный народ, получивший свидетельство о своей национальной идентичности лишь после принятия конституции СССР в 1936 году и значительная часть территории которого является исторической родиной проживавших там армян, талышей, лезгин, удин, персов и других коренных народов, не мог самоопределиться раньше, присоединив к себе и вышеупомянутые народы, которые не хотели мириться со своим статусом. И когда распад советской империи стал неизбежным, народ Арцаха первым поднял свой голос и, благодаря национально-освободительной борьбе, избавился от колониального ига и обрел свободу и независимость в результате реализации права на самоопределение.