[ARM]     [RUS]     [ENG]

СОХРАНИМ МУДРОСТЬ СТАИ – ДЕРЖАТЬСЯ ВМЕСТЕ

Лаура ГРИГОРЯН

 Интервью с профессором-психологом Арзик МХИТАРЯН, стоявшей в авангарде Арцахского движения

- Госпожа Мхитарян, давайте попробуем с высоты сегодняшних дней окинуть ретроспективным взглядом прошлое. Какие характерные моменты, на Ваш взгляд, можно выделить в ходе Арцахского движения? В чем символичность Движения?
- Чтобы охарактеризовать самые характерные особенности Карабахского движения, нужно было, как минимум, находиться очень близко к его истокам и течению, а так как со студенческих лет я была участницей событий 1965 года, приуроченных к 50-летию Геноцида армян, а затем и Арцахского движения, я позволю себе сделать несколько обобщений, весьма характерных для нашей борьбы по общенациональному пробуждению. Как гласит общеизвестная истина, 1000-мильная дорога начинается с первого шага. Эта дорога взяла свое начало с полета армянской стрелы и донесла до наших дней армянский вопрос, считающийся неразрешимым. Наш народ (по своей генетической памяти, будучи готов к перманентным интригам противоборствующей стороны) на всем протяжении истории всегда боролся, всегда созидал во время выпадающих между войнами коротких передышек, а когда чувствовал, что жить с честью становится невозможным, вынужденно брался за оружие.
Так началось и Карабахское движение, одной из самых характерных особенностей которого является то, что оно было желанное и долгожданное.
В 1988-м произошло справедливое восстание, чтобы вызволить Карабах из 70-летнего ада, справедливый мятеж народа, защищающего свое историческое право. На девятой волне общеармянского волнения мы были вынуждены встать на борьбу, так как осознали иллюзорность и коварство горбачевской идеологии. И наше общенациональное единство и взбудораженность духа еще при истоках Движения зашли в политический тупик. Другой очень важной особенностью нашего Движения было общенациональное согласие и единство (часто повторяющиеся уместно и неуместно). Мы были единодушны, каждый из нас был готов идти даже на смерть, лишь бы осуществилась вековая мечта армянина – блаженное видение жить свободно, суверенно и иметь государственность.
В те суровые февральские дни мы узнали, что в одном из далеких городов Австралии живет всего лишь одна армянская семья, которая в дни Движения также выразила свою волю сидячей забастовкой.
Пострадавший во время землетрясения в Гюмри, которого вызволили из-под завалов, спросил своих спасителей: «Решился ли вопрос Карабаха?», что привело в замешательство инициатора развала советской супердержавы Горбачева, который счел такой вопрос «безнравственным». В мире не было армянина, который не мечтал бы о победе Арцахской освободительной борьбы.
Однако сегодня в результате послевоенного синдрома общенациональное согласие и солидарность, казалось бы, отчасти преломились, что, конечно же, в любой момент национального сверхнапряжения опять возродится. И неопровержимой истиной, ценностью и символом Арцахского движения являются рожденные общенациональным единством, кровью и страданием Свобода, Независисмость и Армянская национальная армия, которая в мудрой формулировке называется Армией обороны.
На протяжении веков мы стремились отстоять нашу идентичность благодаря отваге и храбрости отрядов фидаинов – гайдуков-ополченцев. Но уже сегодня у нашей свободы есть защитник – уникальное в армянской действительности историческое явление – государственная, регулярная, военно-оборонительная структура, у которой только одна миссия – быть стражем, хранителем Армянской новонезависимой государственности и очерченных кровью рубежей Арцаха.
- Преувеличена ли или правильна точка зрения, согласно которой Арцахское движение заложило основу для развала советской империи?
- По стечению обстоятельств я из числа тех людей, которые в 1988-89 гг. в составе различных делегаций обращались в различные инстанции, стучались в двери Кремля и участвовали в переговорах с прибывшими в Степанакерт чиновниками из Москвы.
И уже было очевидно, что горбачевский Кремль не примет какого-либо решения в пользу армян, и развал тоталитарного советского государства и его власти стал для нашего Движения, поистине, утренней зарей, хотя мы начинали Движение под веяниями той же горбачевской перестройки.
Несомненно, в свое время Москва плела присущие сверхдержавам интриги, и не исключено, что мы стали не только инструментом, средством, но и политическим пробным камнем этих политических реверансов. Прибалтийские республики очень быстро, без потрясений восстановили свое историческое право и самоопределились, обойдя все противодействия. С Арменией было иначе. Решение Карабахской проблемы зашло в тупик, так как политическая культура противника была варварской, а подход мира – корыстным, в основе которого лежали золото и нефть. И в том, что наш протест и развал советской империи совпали по времени, возможно, было замешано провидение.
- Каким Вы представляли годы назад, когда мы поднимались на борьбу, будущее матери-Армении и Арцаха?
- Я хочу быть искренней и не озвучивать никакой ноты в унисон. Да, большая часть нашего народа, тем более интеллигенция, именно так и представляла и войну, и послевоенные процессы, и положение страны, так как были реалистами.
Сегодня армянин, лишившийся половины своей страны, впервые за всю историю, обвиняется в завоевании земли, что было результатом могущества боевого духа мужественных сынов нации, и это не что иное, как исправление исторической ошибки. Конечно, мы не представляли, что воля и чувства всего армянства могут зацементироваться с такой силой.
- В этом году в феврале мы отмечаем 32-ю годовщину Движения... Ваши пожелания по этому случаю...
- Мои пожелания те же, что и у каждого из десяти миллионов армян мира. Мы уже создали 32-летнюю историю, необратимую историю суверенного Арцаха. И если есть что-то, от чего мы никогда не обеднеем, то это обилие безграничной любови, питаемой к Родине и Армянину.
Всему армянству я желаю единодушия и мудрости, безграничной любви к нашей Родине. По народному преданию, каждая отдельно взятая птица не может полететь в Египет, ибо не знает, где он находится. Место известно только стае, так как она – единый организм и обладает таким инстинктом. Желаю, чтобы наш народ сохранил в себе мудрость стаи держаться вместе и, как всегда, имел твердую ориентацию в водовороте исторических событий. Осознаем веление и требование времени – придерживаться национального согласия по общим ценностям, каковыми являются Нация и Родина.
Родина – Божество, Патриотизм – религия.
Будем уповать на всемогущего Бога, держать порох сухим, так как мы непокорны и не можем смириться с мыслью, что в мире есть могила Дер-Зора, которая больше земли Армянской. И пока есть Масис, нашей мечте нет конца.