[ARM]     [RUS]     [ENG]

ПЛАН ЭРДОГАНА – ВЫЗОВ И УГРОЗА

Рузан ИШХАНЯН

 Прошедшие 5 марта в Москве переговоры между Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом были по Идлибу, который считается последним оплотом террористов «Исламского государства» в Северной Сирии. На последовавшей после встречи совместной пресс-конференции президенты объявили о подписанном соглашении. Следуя этому документу, в полночь 6 марта в Идлибе установилось перемирие, стороны пришли к соглашению о создании зоны безопасности на глубине 6 километров, а также о совместном патрулировании.

Россия и Турция вновь подтвердили свою приверженность подписанному в 2017 году соглашению о деэскалации и подписанному в 2018 году в Сочи меморандуму. Москва и Анкара единодушны в том, что у сирийского конфликта нет военного решения.
Примечательную точку зрения относительно российско-турецких договоренностей представил директор Центра военно-политических исследований Московского государственного института международных отношений Алексей Подберёзкин. Об этом сообщил сайт armeniasputnik. По мнению военного эксперта, они имеют принципиальный характер, но совершенно другой вопрос – их техническая реализация. Ситуация очень сложная, и нет гарантии, что другие стороны конфликта будут выполнять договоренности Путина и Эрдогана. По его словам, важно то, что российские и турецкие вооруженные силы вместе будут осуществлять контроль. Подберёзкин сообщил, что встреча президентов России и Турции доказала, что политические средства урегулирования конфликта не исчерпаны.
В российских политико-экспертных кругах считают главным позиции, завоеванные сирийскими силами. Кроме того, террористам не было позволено вернуться к разнузданному поведению. Тем не менее, реальность такова, что Россия и Турция достигли лишь промежуточного соглашения, и в будущем все будет зависеть от ответственности стран.
Российский эксперт Подберёзкин прав, возможно, достигнутые между двумя президентами договоренности имеют принципиальный характер, но вопрос в том, как они будут реализованы. Прошедшие девятого марта в провинции Идлиб боевые действия подтвердили его правоту. Информационные источники сообщили о том, что сирийские системы ПВО сбили 20 турецких беспилотников. Была сделана ссылка на военный справочник Syrian MS – ракеты были выпущены из зенитных комплексов «Бук-М2». Что произошло после установления перемирия, пока неясно. Как будут развиваться события в Сирии, покажет время.
Отметим, что события на Ближнем Востоке повлияли на наш регион. Сайт Министерства обороны РА сообщил 6 марта, что в направлении одного из северо-восточных постов азербайджанские военнослужащие попытались совершить диверсию. Благодаря действиям наших пограничников противник был отброшен на исходные позиции, неся потери, оставив боеприпасы и миноискатель. С армянской стороны не было потерь, один военнослужащий получил легкое ранение. За день до этого Министерство обороны Армении сообщило, что в последние дни противник обостряет ситуацию на Тавушской приграничной линии, используя крупнокалиберные пулеметы. Анализ боевых действий шестого марта показал, что попытку диверсии совершили военнослужащие, прошедшие соответствующую подготовку. Чтобы открыть подходы на заминированных полях, азербайджанцы использовали миноискатель немецкого производства. Отвечая пятого марта в «Ераблуре» на вопросы журналистов, начальник генштаба вооруженных сил РА Артак Давтян сказал, что происходящие в Сирии события могут непосредственно повлиять на Южный Кавказ. По его словам, в министерстве обороны внимательно следят за всеми событиями и поддерживают постоянную связь с коллегами, в частности, с Россией.
Обычно Азербайджан предпринимает диверсионную попытку в преддверии встреч, организуемых на международных площадках по мирному урегулированию конфликта, или когда бывает недоволен результатами встречи. Есть и другое обстоятельство, обусловленное геополитическими развитиями на Ближнем Востоке и Южном Кавказе. Происходящие в сирийской зоне события отражаются также на азербайджано-карабахском конфликте. Турецко-азербайджанский тандем намерен обострить ситуацию на границах Армении и Арцаха с Азербайджаном, и, пожалуй, в этом контексте надо рассматривать диверсионную попытку противника на Тавушской приграничной линии. Поскольку диверсия произошла на границе с Арменией, не исключено, что Турция попыталась в нашем регионе повлиять определенным образом на Россию в пользу Азербайджана. В этом смысле единая тактика Турции и Азербайджана не оставляет места для сомнений.
В связи с событиями в Идлибе нельзя не рассматривать также отношения Турции и НАТО. Девятого марта ТАСС сообщило, что президент Турции обратился к НАТО с просьбой о помощи в сирийском вопросе. Об этом Эрдоган лично заявил на пресс-конференции, состоявшейся после переговоров с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом. Президент отметил, что он попросил помощи для защиты границ Турции, а также по причине миграционных вызовов. Информационные источники ничего не сообщили об ответе Столтенберга, но ранее Вашингтон заявил, что займет нейтральную позицию в вопросе российско-турецких отношений.
О нейтралитете заявил полковник в запасе армии США, доктор философии Дуглас Макгрегор, чьи слова привел российский сайт inosmi.ru. По его словам, Эрдоган намерен изменить баланс сил в регионе в пользу суннитского исламизма, т.е. в пользу идеологии, воодушевленные которой совершили теракт в Нью-Йорке, убив тысячи людей. Дуглас считает, что президент США Дональд Трамп должен дать понять президенту Турции, что при проведении военных действий против России и Сирии он не должен рассчитывать на поддержку США и Запада. Когда Эрдоган сморит на карту Ближнего Востока, он видит в Сирии и большей части Ирака территории, которые прежде принадлежали Турции и которые были отняты у турков, когда Османская империя рухнула. Вот почему президент Турции решил, что необходимо спасти преступные остатки «Исламского государства» в Идлибе от окончательного уничтожения российскими и сирийскими правительственными силами. Такое решение заставило Эрдогана пойти на конфликт с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Российская граница пролегает всего в 800 километрах от Сирии, а российские вооруженные силы продолжают участвовать в подавлении повстанческого движения суннитов-исламистов на Кавказе. К большой досаде Эрдогана, русские сражаются в Ливии на стороне сил генерала Хафтара. Силы Хафтара и русские — это все, что в настоящий момент мешает Эрдогану создать суннитское исламистское государство, отметил американский полковник в запасе.