comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com
КАРАБАХСКОЕ ДВИЖЕНИЕ: РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ ВЗГЛЯД НА ТЕАТРАЛЬНОЙ ПЛОЩАДИ ПРОЗВУЧАЛ ГОЛОС АРЦАХА
[ARM]     [RUS]     [ENG]

КАРАБАХСКОЕ ДВИЖЕНИЕ: РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ ВЗГЛЯД НА ТЕАТРАЛЬНОЙ ПЛОЩАДИ ПРОЗВУЧАЛ ГОЛОС АРЦАХА

12 февраля 1988 г. в районах НКАО и городе Степанакерте под давлением Баку прошли собрания партийно-хозяйственных активов. Они должны были принять решение, осуждающее требование о воссоединении Нагорного Карабаха с Арменией.

 Вопреки ожиданиям Азербайджана на этих собраниях требование армянского населения области о присоединении к матери-Родине было не осуждено, а поддержано. На следующий день – 13 февраля, в областном центре был проведен первый митинг трудящихся и студентов, и Движение обрело всенародный характер. 15 февраля в районах области и Степанакерте были созваны сессии Советов народных депутатов, которые на местах вынесли решение о воссоединении НКАО с Армянской ССР.

С 16 февраля народ не покидал центральную площадь Степанакерта ни днем, ни ночью, требовал созыва внеочередной сессии народных депутатов Нагорно-Карабахского областного Совета и принятия решения о выводе Нагорного Карабаха из состава Азербайджана и присоединения его к Армении.

Область бушевала, Армения заняла выжидательную позицию.  На 20 февраля было запланировано проведение митинга на Театральной площади Еревана, на который должны были съехаться делегаты из районов республики. Для участия в митинге в столицу Армении выехала и  делегация Аскеранского района НКАО. В ее состав вошли инструктор райкома партии Гагик Асрян, главный врач участковой больницы села Чанахчи Георгий Мнацаканян, директор комбината коммунальных предприятий Гагик Григорян, начальник районного штаба гражданской обороны Вячеслав Гаспарян, учителя Лаура Мартиросян и Ашот Овсепян (Хнапат), Валерий Петросян (Норагюх), ветеран Великой Отечественной войны Ася Лейба, библиотекарь Лусик Товмасян, представители среднего медперсонала Нора Асрян и Ширин Асланян (Аскеран), сотрудник объединения «Заготскот» Рудик Восканян. Делегацию возглавил заведующий сельхозотделом районной газеты «Кармир дрош» Славик Мирзоян.

Карабахскую делегацию принял первый секретарь ЦК Компартии Армении Карен Демирчян. Можно сказать, что требования делегации - взять под защиту народ Арцаха, он в официальной форме представил в правительство Армении.

Вспоминает Лаура Мартиросян, ныне директор Степанакертской общеобразовательной школы № 2.

«Это было 19 февраля. Я вела в 10-ом классе урок истории. Директор школы Завен Бегларян приоткрыл дверь и сказал, чтобы я прекратила занятия и подготовилась к отъезду в Ереван. Времени для уточнения, с какой целью и почему именно я, уже не было. Я пришла домой и стала собираться в дорогу. Свекровь была больна, прикована к постели, дети маленькие – старшему сыну было 4 года, младшему  не было и трех лет. Затем пришел мой супруг Гагик Асрян и сказал: «Поторапливайся, едем в Армению». Мы приехали в Аскеран и здесь узнали, что 20 февраля в Ереване на Театральной площади состоится первый митинг, посвященный Арцахскому движению. Мы, делегаты из Карабаха, должны были выступить там, представить требования арцахцев - жить свободно и воссоединиться с Арменией. В тот же день мы выехали в Ереван.

20 февраля на Театральной площади яблоку негде было упасть. Всеми овладели одни и те же чувства, всех объединял один и тот же дух. Я воодушевилась, когда увидела, как площадь заполняют прибывающие из разных районов Армении делегации. В руках у них были флаги и транспаранты, выражающие наши чаяния и волю. Речь ораторов была четкой, впечатляющей и вдохновляющей. Мы сплотились в единый кулак, в единый дух. Однако в какой-то момент собравшиеся словно окаменели - было передано сообщение азербайджанского радио, в котором говорилось, что Карабахский вопрос может быть решен только кровью. Мы на миг сникли. Но только на миг. Подобное варварское заявление Азербайджана в конце 20-го века было ошеломляющим. Помню, в глазах стоявших в первых рядах участников митинга появились слезы. Среди них была и известная певица Офелия Амбарцумян. Но люди быстро пришли в себя, и митинг продолжился в прежнем духе. Участие нашей делегации в этой массовой акции действительно было необходимым. Именно наше присутствие подняло дух народа и придало значимость митингу.

Надо сказать, представители ЦК Компартии Армении отнеслись к Движению с осторожностью. Народ же требовал, чтобы они возглавили его. Наша делегация решила встретиться с первым секретарем ЦК Компартии Армении К. Демирчяном. Карен Серобович сказал, что сам он родом из Карса и каждый раз, когда  с этой стороны границы смотрит на историческую родину, его охватывают тяжелые думы. Возможно, он был патриотичнее нас, но, исходя из внутриполитических реалий советской страны, подошел к вопросу взвешенно.

Митинг воодушевил нас, придал импульс. Достаточно было видеть, как тысячи людей собрались вместе, чтобы заверить арцахцев, что они с нами. Вполне вероятно, что дальнейшие события, произошедшие в Армении, взяли свое начало именно с Театральной площади.

21 февраля мы возвращались домой на микроавтобусе «РАФ» и автомашине «Жигули». В городе Иджеване остановились передохнуть и перекусить. Работники павильона с недоумением смотрели на нас и перешептывались. Видимо, причиной их удивления была наша дерзость. Было уже  поздно, а нам следовало выехать из Иджевана и продолжить свой путь по территории Азербайджана. Мы тоже чувствовали опасность – реальную опасность. Смеркалось, а нам предстояло ехать через Кировабад, где азербайджанцы отличались особым национализмом. К счастью, через этот город мы проехали без приключений. Когда доехали до Мирбашира и должны были въехать в Мартакерт, сотрудники госавтоинспекции предупредили нас о возможных опасностях на дороге и что, по всей вероятности, мы не сможем благополучно доехать до места.

Картина в Мартакерте была ужасающей. Было 2 часа ночи. Стоял шум, раздавались крики, стенания и вопли, были раненые... В Мартакерт въезжали машины армян, попавшие под град камней, которыми их забросали азербайджанцы. Можно сказать, что тогда в Движении начался период «каменной войны».

Мы решили выехать из Мартакерта ранним утром. И поступили правильно. Задержись мы еще на полчаса или час, стали бы мишенью для напавшей из Агдама на Аскеран толпы азербайджанцев, и еще неизвестно, как бы завершилась наша поездка. На рассвете 22 февраля мы выехали из Мартакерта и часов в восемь уже были в Аскеране. Я даже помню день недели – понедельник. Мы приехали в Хнапат, и по телефону я сообщила нашему директору, что нахожусь в селе и скоро приду на работу. Он посоветовал мне в школу не идти, так как учителя вместе со старшеклассниками направляются в райцентр. Не прошло и часа, как мы услышали крики, шум... Наш дом находился на возвышенности, и мы увидели, что по дороге Агдам – Степанакерт движется огромная толпа. Они наступали тысячами. Но ни хнапатцы, ни аскеранцы не растерялись. Азербайджанцам  был дан достойный отпор.

В 1991-м мы провозгласили себя свободным и независимым государством, которое по сей день не признано мировым сообществом. И как бы над нами ни сгущались тучи, и как бы долго нас не признавали, мы не должны отчаиваться. Если мы будем прочно стоять на своих позициях, будем сплоченными, как в 88-м, то победа будет за нами».

Цовинар ГРИГОРЯН