comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com
НЕОБХОДИМО ОБЕСПЕЧИВАТЬ МИР ДЛЯ РАЗВИТИЯ
[ARM]     [RUS]     [ENG]

НЕОБХОДИМО ОБЕСПЕЧИВАТЬ МИР ДЛЯ РАЗВИТИЯ

 Susanna_TARASOW.jpgКак мы уже писали, на международную конференцию «20-летие независимости НКР: реалии и перспективы» были приглашены политологи, эксперты из разных стран мира.

 В частности, Россию представляли эксперты по Южному Кавказу и Ближнему Востоку - главный редактор Федерального информационного агентства REGNUM Модест Колеров, кандидат исторических наук, политический обозреватель агентства REGNUM Станислав Тарасов, директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, президент Научного общества кавказоведов, доктор исторических наук Александр Крылов. Доклад Станислава ТАРАСОВА «Карабах и американский проект «Большой Ближний Восток» вызвал большой интерес, как и его новая книга «Мифы о карабахском конфликте», вышедшая недавно в свет в московском издательстве «Книжный мир» под эгидой Международного института новейших государств. Презентация книги состоялась в рамках конференции. Ниже предлагаем интервью с политологом.

-Господин Тарасов, в Вашем докладе Вы говорили о многих важных аспектах Большого Ближнего Востока. На Ближнем Востоке происходят большие перемены и, как Вы отметили, идет фрагментация территорий. Почему там это возможно, а в случае с Карабахом на многие годы идет консервация конфликта?

- И слава Богу, что идет консервация. А там все очень трагично, процессы там происходят очень болезненно. И судьба Ближнего Востока в период так называемой арабской весны весьма неопределенна. Раньше государства Закавказья пуповиной были связаны с Россией. И если военный фактор каким-то образом разрешился, то фактор психологический все еще стоит большой преградой на пути отторжения. Вот грузины разорвали пуповину и думают: «А вот мы и ушли в регион Ближнего Востока». Анализируя ситуацию в Карабахе и во всем Кавказском регионе и учитывая все факторы, существующие в сопредельных странах, можно сказать, приближается цунами. Проблема в том, что если вопрос карабахского урегулирования опередит весь этот ход событий, он станет волнорезом для всех этих событий. Но если это воспримется как череда конфликтов, то он перерастет в долгосрочный процесс, и Карабахский вопрос будет решаться наряду с другими. Это концепция Европы - Большой Ближний Восток. Все стремятся в Европу. Вот вы тоже идете туда, а вам говорят: вы относитесь к категории Большой Ближний Восток. Как вы думаете, в череде этих конфликтов как будет решаться Карабахский вопрос? Если сработает иранский сценарий, то можно догадаться, что может произойти и каким образом будет складываться конфигурация: с одной стороны Ирак, с другой - Афганистан, а с третьей - Закавказье. Я имею в виду, конечно, в первую очередь, Азербайджан. Это очень опасный сценарий, учитывая также то, что в Закавказье два конфликтных очага - Российско-Грузинский и Карабахский.- Можно ли предположить, что ни в ближайшем будущем, ни в дальнейшем Карабахский вопрос решаться не будет?

- Я бы так не сказал. Понимаете, вопрос не в этом. Если честно, я считаю, что обе стороны должны понять реалии. Нужно находить какие-то варианты урегулирования. Кстати, Мадридские принципы были близки к этому. Ни армяне не улетят на Марс, ни азербайджанцы.

- Но ведь мы говорим то же самое. Пусть каждый живет на своей земле мирно, в добрососедстве...- Да, да, это все верно, но, тем не менее, нужно договариваться в любом случае. Необходимо обеспечивать мир для развития.

- Почему с Сербией не считаются, а с Азербайджаном всячески считаются?- Когда решался Сербский вопрос, Россия была очень слабой...- А сейчас?- Сейчас Россия только-только поднимается. Сейчас более или менее начинает формироваться российская национальная буржуазия. Раньше мы отказывались: зачем нам Закавказье, зачем нам Кавказ. Это была либеральная точка зрения. Сейчас нам нужны рынки сбыта, источники сырья. Это классика. Формируется, рождается новый русский капитализм. Каким он будет, никто еще не знает. Он может быть далеко не таким гуманным, как мы это представляем себе. А то, что он будет расширяться - без всякого сомнения. Это традиционный вариант. Рождение Евразийского Союза Путина тоже не случайность. Хотя, с другой стороны, мы не знаем, каким он будет. Сюда и Иран хочет войти, и Турция. Не знаем, войдет ли Азербайджан, и позиция Армении неопределенна.- Какой выход Вы видите из сложившейся ситуации?- Выход?... Во-первых, нужна сильная дипломатия, во-вторых, большая творческая, созидательная работа, и в-третьих - это вопрос выживания. И все же самое главное - надо искать общий язык. Вот мы из истории знаем, было множество армяно-азербайджанских противостояний, некоторые из них имели  трагические последствия. Но каким-то образом происходило урегулирование. И еще: урегулирование такого типа конфликтов всегда происходило на стыке геополитических сдвигов. Поэтому одним из вариантов выхода из этой ситуации (я не знаю, какого - позитивного или негативного), одним из тектонических сдвигов станет Карабах. Но как будет решаться вопрос - сказать трудно.- А как Вы оцениваете тезис выступившего после Вас господина Мартынова о том, что независимость Карабахской Республики в первую очередь должна признать Армения? Может ли этот шаг сдвинуть с мертвой точки проблему?- Ну, допустим, что завтра это будет иметь место: Армения признает Карабах. Что произойдет? Будут сорваны все переговорные процессы, чего нельзя допустить ни в коем случае.- Господин Мартынов считает, что это наиболее позитивный на сегодня вариант.- Это его точка зрения. Я считаю, что нельзя срывать мирный переговорный процесс. Нужно договариваться, нужно активизировать работу под эгидой Минской группы. Нужно, чтобы Армения активнее работала с Азербайджаном, а Азербайджан - с Арменией. Необходимо найти общий язык, общие интересы.- Вы считаете, что это возможно?- А почему бы и нет? Возможно, с учетом каких-то процессов произойдут такие изменения, когда стороны вынуждены будут договариваться, а может, и разойдутся совсем. Вот эта неопределенность есть. А признание может привести к размораживанию конфликта, то есть срыву мирного процесса урегулирования. А жить с психологическим давлением угрозы новой войны...- Вы считаете, что это вызовет новую войну?- Я, конечно, не уверен в этом, но осложнения отношений, и без того непростых, безусловно, будут.- Готова ли сама Россия активно вести свой внешнеполитический курс в зонах своих интересов?- Мы думаем, что Путин снова станет президентом России, и, вне сомнения, политика Путина будет новой внешней политикой страны. Но какая она будет, никто не знает.