comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com
АЗЕРБАЙДЖАН НЕ ГОТОВ К ВОЙНЕ ИЗ-ЗА ВНУТРЕННЕЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ
[ARM]     [RUS]     [ENG]

АЗЕРБАЙДЖАН НЕ ГОТОВ К ВОЙНЕ ИЗ-ЗА ВНУТРЕННЕЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ

altНа прошедшую недавно в Степанакерте конференцию «20-летие независимости НКР: реалии и перспективы» был приглашен и директор Центра региональных исследований (Ереван) Ричард КИРАКОСЯН. Представляем наше интервью с ним.
- Господин Киракосян, многие политологи сравнивают карабахскую проблему с затянувшимся на десятилетия арабо-израильским конфликтом и отмечают, что, в каком бы формате ни проходили переговоры по мирному его урегулированию, решения не видно. Хотелось бы узнать Вашу точку зрения. 
- Я лично большой скептик, а в данном вопросе мой скептицизм проявляется двояко. Во-первых, я не приемлю утверждений, что мы, как любил повторять Метью Брайза, очень близки к урегулированию, близки к заключению соглашения. С другой стороны, я не согласен с тем, что карабахский конфликт более близок к арабо-израильскому. Полагаю, в течение ближайших 10-15 лет ничего не изменится по следующим причинам: во-первых, Баку не проявляет политической воли ни в дипломатическом, ни в стратегическом плане. Он исходит из максималистских позиций - хочет все сразу и при этом не проявляет реалистичного подхода к конфликту. Во-вторых, Азербайджан до сих пор не осознает, что война окончена и у Карабаха нет пути назад. Интересно то, что в Баку этот урок не усвоили и даже полагают, что военным путем, то есть возобновив боевые действия, смогут решить проблему. Есть еще одно важное обстоятельство: сопредседатели Минской группы ОБСЕ, во время  обсуждений за закрытыми дверями, считают, что Карабах не может вернуться в состав Азербайджана, потому как является самостоятельным. Но на повестке всегда оставляют вопрос о возвращении районов. Сегодня коренная проблема, иными словами - сложность, связана с территориями. 
- Как я поняла, речь идет об освобожденных исторических армянских территориях. Но они четко закреплены в Конституции нашей страны как неотъемлемые части НКР.
- Да, районы нельзя возвращать, ибо они имеют стратегическое значение. Говоря о необходимости взаимных компромиссов, Минская группа преследует две важные цели: удержать Азербайджан за столом переговоров, и второе - убедить его, что война не средство решения проблемы.
- Сегодня в мировой практике есть прецеденты для мирного урегулирования карабахского конфликта - Косово, Восточный Тимор, Южный Судан, и таковые, наверное, будут еще. То есть, нет необходимости искать какую-то новую модель. 
- Косово - случай уникальный. Оно обрело независимость по специально разработанной американской программе. Вообще-то хорошо, что есть прецеденты, формируются новые самостоятельные государства, иными словами, есть динамика. Ожидается также обретение независимости Иракским Курдистаном. В случае с Карабахом имеются более веские основания. Карабах отличается от упомянутых стран по ряду факторов и, в первую очередь, тем, что был включен в состав Азербайджана насильственно при бывшем советском строе. Независимость Карабаха достаточно обоснованна и не укладывается в одну конкретную модель. Хотелось бы особо отметить и мощь обоих армянских государств, Азербайджан же, в этом плане, более слаб, чем прежде. С этой точки зрения я в определенной мере оптимист, и если вы спросите меня, каково мое видение решения проблемы, то отвечу, что оно основано на внутренней нестабильности Азербайджана. Азербайджан уподобляется  Сирии. Следовательно, он не готов к войне именно по причине нестабильности. У нас же стабильная политическая ситуация.
- В текущем году в государствах-сопредседателях Минской группы ОБСЕ предстоят президентские выборы. Можно ли с учетом этого  ожидать некоторых подвижек в деятельности Минской группы в контексте отношений США и России?
- Подход Путина к таким вопросам отличается от действий Медведева. Медведев был готов тратить время и политический капитал на урегулирование, пытался найти язык со всеми сторонами, Путин же более категоричен. Он не станет тратить время на то, чтобы убеждать, а попытается применить политику «кнута», то есть, давления. Но и руководство Армении уже не прежнее. Если русские попытаются оказать давление, результат будет абсолютно противоположный. 
- Как Вы полагаете, как может отразиться на армяно-российских отношениях евроинтеграция Армении?  Российская сторона как будто ревностно относится к этому. 
- Это, скорее, спектакль. К евроинтеграции Россия относится гораздо спокойнее, чем к членству в НАТО. Здесь Армении дали понять, что для них это нежелательно. Сотрудничество Армении с Евросоюзом более приемлемо, ибо особой опасности не представляет. В России полагают, что лучше сближение Армении с Евросоюзом, чем с НАТО, то есть - с США, ибо США силой тянут к себе южно-кавказский регион. Это мое убеждение. 
- Хотелось бы задать Вам вопрос относительно Турции: в одном из последних своих комментариев Вы высказали мысль о вероятной восточной переориентации Турции.
- Судите в более широком контексте: во-первых, надежды Турции на вхождение в Евросоюз не оправдались. По расчетам США активность Турции более выгодна в вопросах Сирии, арабских революций, Ирана и Израиля, чем в западном направлении. И второе обстоятельство: глава турецкого МИД Давутоглу и члены его команды заявляют, что если до сих пор Турцию рассматривают в контексте ее противоречий с Сирией, Ираном или евреями, то они, пожалуй, должны вернуться к армяно-турецким протоколам как к единственному пути, обеспечивающему им успех. Протоколы как документ «мертвы», но основная их суть состоит в стремлении достичь согласия. 
- А какими опасностями чревато потепление отношений России и Турции?
- Если рассматривать Минскую группу в качестве основного посредника в процессе урегулирования карабахского конфликта, то здесь мы знаем, чего хотят американцы и французы. Понятна и позиция Азербайджана. Но вот позиция русских отличается. В течение последних двух лет наблюдается сближение русских с Баку, что главным образом связано с энергоносителями. Нежелательно, если такого рода сближение произойдет и с Турцией. В будущем, сблизившись с Россией, Азербайджан может поднять новую истерию относительно своих потерь, и такое развитие событий исключать нельзя.
- Вы считаете войну в Персидском заливе вероятной?
- Если там начнутся военные действия, то они не будут похожими на события в Ираке. Это столкновение произойдет в виде вторжения в воздушное пространство. Евреи требуют начать военные действия в апреле-июне, но я считаю, что это нереально. Хочу отметить: задействование воздушных сил, бомбардировка территории не имеют смысла, так как ядерные реакторы Ирана расположены под землей. 
- По сообщениям СМИ президент США Барак Обама предложил в 2012 году сократить предоставляемую Армении ежегодную финансовую помощь. Чем Вы это объясните?
- Администрация США, действительно, отчасти сократила финансовую помощь, оказываемую не только Армении, но и другим бывшим советским республикам. Причина состоит в следующем: 300 млн. долларов американцы вложили в арабские страны. Так что это не столь уж и серьезная новость. 
- Но вернемся к карабахской проблеме: какой, на Ваш взгляд, должна быть основная деятельность армянской стороны на фоне подобных геополитических реалий?
- Важное значение я придаю военному потенциалу Армении, который в результате проводимой комплементарной политики весьма активен -имею в виду сотрудничество с американцами (НАТО), русскими (ОДКБ), а также присутствие армянских миротворцев в Афганистане, контингент которых в настоящее время по сравнению с предыдущими годами вырос в три раза. Армения и Карабах в плане стабильности и безопасности имеют в регионе довольно хорошие позиции, чем их противник, который только и делает, что кричит о «войне». 
 
Рузан ИШХАНЯН