comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com
МАРАГА - ПРОДОЛЖЕНИЕ ГЕНОЦИДА
[ARM]     [RUS]     [ENG]

МАРАГА - ПРОДОЛЖЕНИЕ ГЕНОЦИДА

Сегодня, спустя многие десятилетия после осуждения Нюрнбергским трибуналом преступлений нацизма, в мире все еще происходят его рецидивы, аналогичные Хатыни в Белоруссии, Лидице в Чехии, Орадур-сюр-Глану во Франции.
10 апреля исполнилось 20 лет со дня военного преступления азербайджанской армии в селе Марага Мартакертского района Нагорно-Карабахской Республики. В захваченном азербайджанской армией на несколько часов 10 апреля 1992 г. селе Марага были зверски убиты 81 человек, взято в заложники 67 человек, судьба многих из них до сих пор не известна. Не успевших покинуть деревню людей расчленяли топорами, обливали бензином и сжигали заживо.
Чудом выжившая очевидица событий Елена Барсегян свидетельствует: «Я с соседкой, 70-летней Вардануш, спряталась в подвале. Азеры начали, стоя на пороге темного подвала, стрелять из автомата в дверной проем. Ранили меня и Вардануш. Мы закричали. Азеры вошли и, обнаружив нас, избивая прикладами автоматов, выгнали из подвала. Во дворе Вардануш, истекавшая кровью, упала и потеряла сознание. В это время из-за угла выехал танк и прошелся по телу Вардануш. Все, что от нее осталось - фарш из мяса, крови и земли».
Жительница села Марага Светлана Погосян рассказала: «Я спряталась в яме, а вечером бежала в деревню Мадагис, затем снова вернулась в Марагу, где все было сожжено... Одну женщину зарубили и сожгли так, что я только по одежде узнала, что это Варя. Ее мужа убили недалеко от нее, убили и их дочь и ее свекровь, а двоих внуков угнали в заложники... Я искала свою дочь, а потом узнала, что ее - Погосян Каринэ с двумя детьми - двухлетним Нареком и грудной Лелей - взяли в заложники. Вторую мою дочь, Заринэ, с двумя детьми - четырех и шести лет - тоже взяли...».
Вице-спикер палаты лордов Великобритании баронесса Керолайн Кокс, посетившая село сразу после освобождения от азербайджанских войск, свидетельствует: «Мы были в Степанакерте, когда нам сообщили о событиях в Мараге. Чтобы получить факты, сразу же поехали туда. То, что мы увидели там, не поддается описанию. Деревня была абсолютно разрушена, точнее - разгромлена. Люди хоронили погибших - вернее, то, что можно было хоронить: останки разрубленных и распиленных на куски тел, сожженных заживо и замученных. Некоторые были похоронены накануне, и мы произвели эксгумацию для того, чтобы заснять их на фотопленку, хотя понимали, как это трудно для армян. На кадрах, сделанных в те дни в Мараге, запечатлены свидетельства происшедшей здесь ужасной резни: обезглавленные и расчлененные тела, останки детей, окровавленная земля и куски тел в тех местах, где азербайджанцы распиливали живых людей. Мы видели острые серпы с запекшейся кровью, которые использовали для расчленения, - наверное, их тоже надо было взять в качестве доказательств, но я просто не смогла сделать это. Убив таким образом жителей Мараги, азербайджанцы затем разграбили и подожгли село. Кстати, нам рассказывали, что после солдат сюда заявились и гражданские лица с чемоданами, завершившие грабеж - мы увидели валявшиеся на земле некоторые из этих набитых добром сумок, которые мародерам не удалось унести. Жители Мараги, которым посчастливилось убежать и спастись от резни, возвращались в село. Меня поразил тот факт, что вернувшиеся первым делом искали среди пепелищ родного дома уцелевшие фотографии погибших родных. То, что рассказали нам очевидцы, полностью совпадало с увиденным нами - и все это запечатлено на фотоснимках и видеопленке. Нападение произошло в 7 часов утра 10 апреля: вначале село обстреливали из артиллерийских орудий, затем вошли танки, следом - солдаты. И началась бойня».
Эти зверства азербайджанской армии Керолайн Кокс не только зафиксировала на фото- и видеопленку, но и описала в своих многочисленных интервью и в книге «Этнические чистки продолжаются: война в Нагорном Карабахе».
Вице-спикер Палаты лордов парламента Великобритании баронесса Керолайн Кокс квалифицировала трагедию в Мараге как преступление против человечества. Она заявила: «Я понимаю и поддерживаю армян Карабаха в том, что они больше никогда не смогут жить под азербайджанской властью, поскольку армяне, жившие в Карабахе под властью Азербайджана, прошли через многое».
Совершенный в Мараге геноцид мирного населения не имел никакой связи с военными действиями. Задачей политического и военного руководства Азербайджана в карабахском селе Марага было осуществление демонстративной резни армян с целью запугать карабахцев и вынудить их покинуть свою родину.
Страшная трагедия Мараги стала продолжением проводимой азербайджанскими властями на протяжении десятилетий систематической политики этнической дискриминации и геноцида против армян Нагорного Карабаха и Азербайджана. В этом ряду стоят массовые убийства армян в Сумгаите, Кировабаде, Северном Нагорном Карабахе, Баку и других местах.
Летом 1992 г. 45% территории Нагорно-Карабахской Республики было оккупировано азербайджанской армией, а не успевшее эвакуироваться население уничтожено азербайджанскими войсками. В ходе агрессии 1991-1994 г.г. азербайджанское руководство совершило целый ряд преступлений против мира в виде планирования, подготовки, развязывания и ведения агрессивной войны, военных преступлений и преступлений против человечности, убийство и истребление гражданского населения, осуществляло бомбежки и ракетные обстрелы мирного населения, проводило политику этнических чисток на оккупированных землях. При массированных авиабомбардировках использовались шариковые и игольчатые бомбы, относящиеся к оружию массового поражения. Действия Азербайджана наглядно продемонстрировали мировому сообществу безальтернативность государственной независимости НКР.
Азербайджан до сих пор не осудил чудовищные преступления своей армии в Мараге и других населенных пунктах Нагорного Карабаха, а это является предпосылкой повторения геноцида в случае новой агрессии против НКР. Бакинская администрация чувствует себя выше закона и норм международного права, что угрожает как безопасности НКР, так и безопасности региона.
 
Рубен ЗАРГАРЯН 
Советник министра иностранных дел НКР, 
кандидат исторических наук