[ARM]     [RUS]     [ENG]

САМООТРЕЧЕНИЕ, ИЛИ ВНОВЬ О ВИТАЮЩИХ В НЕБЕСНЫХ ВЫСЯХ

Норек ГАСПАРЯН

 Опять та же боль, то же заблуждение, то же самоотречение. Почему? Кто спаситель? Где он? Рядом с нами? Может, он в нас самих? Но почему тогда мы беспрестанно в его поисках? В чем смысл? Кто ведет нас по пути поисков? Вы можете не поверить, но мы всегда ищем шефа, того, кто отдает приказы, наказывает, расстреливает и поднимает на виселицу, бросает в костер... Оказывается, мы не можем без мучений.

Хотите смейтесь, но на обработанных нами и дарованных нам территориях ничего другого не видно, во всяком случае, я ничего не вижу.
Только он... Без него... Если бы его не было... он ниспослан нам... он самый сильный... самый преданный... победитель...
Боже мой, какое скудоумие... Более совершенной демонстрации раболепства я не знаю... более смешное представление самоотречения недоступно моему уму...
Его мы должны носить на своих плечах, поклоняться ему, сгибать перед ним свое беспомощное и хилое тело, потому что, если бы его не было, наши дома и города смыли бы ливни, замерзли бы от холодов, наши сады и поля высохли бы, нас самих уничтожили бы вражеские армии, наша мысль никогда не оплодотворялась бы и мы заблудились бы на перекрестках времени...
Вот так-то. Никого другого не было, нет и быть не может. Нет ни биографии, ни прошлого, ни памяти. Словно ничего и не было, и человек упал с неба, встретился с Богом, а потом спустился как апостол, как благословенный... Ну, как тут не сказать, да здравствует он и Слава Богу...
Нет, у меня вовсе нет намерения шутить, просто порой я путаю все, не чувствую дыхания времени и снова заблуждаюсь, снова становлюсь непонятным, снова оказываюсь вне игры... Не говорите, что сказанное мной далеко от реальности, лишено всякой логики, несерьезно...
Что дальше?..
На наших глазах памятники, по нашей воле, захватывают улицы и площади, парки и скверы, страна задыхается под их тяжестью...
Мы перестали думать, принимать решения, самостоятельно делать шаги, высказывать мысли, даже сажать деревья, класть стену... Если хотите знать правду, это мешает нам жить, чувствовать все очарование и радость реальной свободы. Не говорите, что привыкли к философии лжи, делать несерьезные и сомнительные суждения, наконец, выйдите за границы, очерченные для простого смертного. Все равно это ничего не меняет. Все равно мы вечно кого-то возвышаем, сооружаем специально пьедестал, приписываем ему невероятные вещи, присваиваем звания и неземные права. И самое неопровержимое, без избранного мы не способны думать, любить, делать самостоятельные шаги, защищать страну, преодолевать испытания, давать отпор врагу. Нас просто нет. Мы никогда не проявляли храбрость, не содержали страну, не возделывали землю, нас не забрасывали камнями, не убивали.
Кажется, я опять говорю бессмысленные вещи, не владею ситуацией, не понимаю ближнего своего, отдалился от человека... Может, постарел?.. Все возможно.
88-й год был исключением. Кумира не было, вернее, у нас просто не было времени его сотворить. Если бы нашли для этого время, потерпели бы поражение, опять потеряли бы все, лишились бы всего. Мы все как один были рядовыми солдатами, командирами, иначе говоря, лидерами. Мы не отрекались от самих себя, были сильными и врозь, и вместе.
Точно так же мы выиграли войну, у нас не было времени сотворить себе кумира, сделать его господином, автором всех наших успехов и побед. Храбрость проявлял сплотившийся народ, помогал Бог. Вы можете не соглашаться. Но переубедить меня не сможете. Командир войска не был кумиром, полки за собой вел не кумир, с превосходившим в десять, двадцать раз врагом сражался не кумир. Солдатами были все... Все волновались за страну, охраняли ее рубежи... выигрывали не раз войну... уверенные в своих силах, выше поражений, не принимающие... духовные победы... не возлагающие надежды на других, далекие от ловушек и интриг сильных мира сего...
Как не сказать, хвала нам, не сказать, да здравствуют храбрецы-одиночки... которые не ждут помощи от мира, считают союзником свою память... не ищут других богов...
Не могу не сказать.
Теперь о том, чем мы заняты сегодня. Что за оды мы поем, дифирамбы, хвалебные песни! Вновь о том, единственном, незаменимом, божественном кумире. Вновь те же слова... если б его не было, только он... без него мне нечего делать, тебе нечего делать... и те, кто трудится в поте лица в наших отдаленных селах... без него пшеница не пускает ростки... сколько бы ты ни молился, деревья не плодоносят, демократия не укореняется в стране... И каждый день он поднимается все выше и выше, обособляется этот неземной человек, чтобы предводительствовать обманутым и разочаровавшимся народом, укреплять родину, чтобы одним ударом уничтожить, разгромить вражеские войска, чтобы не было богатых и бедных, чтобы человек не боялся высказывать везде свое мнение.
Не сказать теперь, что со дня своего создания человек не придумал другой формы царствования. Другого варианта господства, властвования, пренебрежения не существует... Все такие. У всех тот же почерк, та же идея, та же программа... Таким же остался и верящий во все это человек – слабым, терпящим поражения, вне времени... заблудившийся... То же отрицание прошлого, пренебрежение сделанным, то же неприятие того, что создано... Во все времена... неизменно кто-то приходит на смену другому, вернее, кого-то спускают с небес на землю, ставят на его место другого... и всегда вспоминают о счастливом прошлом...
Что дальше?..
Я никогда не отрекался от самого себя, у меня нет такого желания и не будет. Знаете, почему? Потому что мне никогда не встречался человек интереснее меня, потому что не люблю, когда меня обманывают, сбивают с пути, пренебрегают... и самое главное, я не могу жить без самого себя... Скажу еще одну вещь: ни у кого нет права вводить кого-то в заблуждение...
Почему-то вспомнил про одного человека – мудрого, почти философа.
Каждый день я занимался своим делом. Выращивал цветы, сажал деревья, ваял скульптуры, помогал всем, давал советы, готов был отправиться на фронт в 75 лет...
Но одного я не понимал. Когда я расспрашивал о коммунистических лидерах, сидящих в Москве, он говорил... лучше не вспоминать, что они говорили. Уместно и неуместно говорил в адрес многих такое, что никто не осмелился бы повторить их даже мысленно... Короче говоря, он никому не верил. О Сталине же однажды сказал следующее:
- Сталин, если хочешь знать, ни в чем не виноват, сколько ни ломаю голову, виноваты я... мой сосед Арутюн, парикмахер Погос, учитель Симон... даже уборщица Варсик...
Что мы делаем теперь? Ничего. Совершенно ничего. Что касается меня, я просто прихожу в ужас от того, что в очередного бросают камни... Потому что считаю, что до сих пор ни одному земному человеку не удавалось устоять перед соблазном небесной выси, и я нисколько не сомневаюсь, что там уже давно, с незапамятных времен, свободных мест больше нет...