comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com
МАСТЕР РАФИК
[ARM]     [RUS]     [ENG]

МАСТЕР РАФИК

Сирвард МАРКАРЯН

 Мой герой – Рафик Мартиросян с 1956 года живет в Старом Арменаване. Согнувшийся под грузом воспоминаний своей долгой жизни (почти 100 лет), он пытается различить добро от зла, правду от лжи, свет от тьмы. Собственный дом, бросающийся в глаза по своей величине, мастер-строитель Рафик строил один, собственноручно обтесал и отшлифовал каждый камень, вкладывая в них душу и смысл. В этом доме выросли его четверо детей, усвоив от отца, как жить правильно и трудиться в поте лица своего. Правда, день ото дня силы известного строителя идут на убыль, но он все еще держится, хотя уже год как сам не возделывает сад и огород, однако мысли работают как часы. Знаменательные события жизни мастера Рафика все еще свежи в памяти, он вспоминает и переживает их заново: то радуясь, то печалясь или возмущаясь...

Родился он в селе Хнацах Аскеранского района... Рафик – старший из семерых детей Арташа из рода Киспаранц. У него было тяжелое детство, но он никогда не отчаивался, не отступал перед трудностями. Всю свою жизнь он старался жить мирно, ладить со своей совестью и в поте лица зарабатывал на хлеб насущный. Мастер Рафик с нескрываемой гордостью говорит, что только в своем квартале Старого Арменавана после работы он построил 27 больших индивидуальных домов, а число домов, построенных в родном селе и Степанакерте – не счесть. История жизни мастера Рафика многопластовая и многозначащая, над его головой прошло немало туч, и теперь он не знает, о которых из них рассказать, а о которых – нет... В годы Великой Отечественной войны совсем еще юным мальчиком он был вынужден взвалить на свои плечи непосильную ношу. Отец и дядя (по отцу) ушли на фронт, оставив дома кучу детей – мал мала меньше (семеро - отцовых, пятеро – дядиных). И ему пришлось быть за старшего в семье, хотя сам еще нуждался в уходе и внимании. Он повзрослел и возмужал раньше времени, и насладиться молодостью у него уже не получилось. Окончил только 6 классов и сразу пошел работать в колхоз села, ведь нужно было накормить столько ртов. А в 1949 году, когда Баку стал переманивать молодежь, Рафик также погнался за длинным рублем. По его словам, он просто сбежал (председатель колхоза его не отпускал) из деревни. Шесть лет он проработал в Баку. Чего только не довелось увидеть моему собеседнику за это время: и теплые человеческие отношения, и высокую оценку руководителей, однако он не забывает подчеркнуто дискриминационного подхода некоторых «интернационалистов» к армянам. «Секретарь парторганизации (азербайджанец по национальности) стройтреста очень хотел принять меня в ряды партии, я всячески сопротивлялся, но безрезультатно, - вспоминает Р. Мартиросян. – “Что, коммунистами должны стать наши чабаны в папахах?» - говорил он, чтобы добиться моего расположения и задобрить меня. И вот так, вопреки своему желанию, я стал кандидатом в члены коммунистической партии. И без ложной скромности скажу: среди армян-строителей не было мне равных, я пользовался славой хорошего строителя, и все ответственные работы доверяли мне. А через некоторое время Рахманов (он же – секретарь парторганизации) говорит мне: Мартиросян, ты должен пойти в райком комсомола (на повышение). Ну, я и пошел... Секретарь райкома комсомола повертел списком и, показав на меня, пренебрежительным тоном сказал: «А этого зачем привел?». И, швырнув список, он прошипел сквозь зубы: «Своих кадров нет, что его представил? Вот, зайду к Багирову и опозорю его». Позднее я узнал, что Рахманова исключили из партии».
Р. Мартиросян вспомнил и о том, как руками армян возводились дома, прекрасные здания больниц, школ, а относились к армянам с пренебрежением, считая их людьми второго, третьего сорта. Зарплаты выдавались по трем расценкам, по самой высокой получали бездельники и бездари, затем – русские и уже потом – армяне, причем, оплачивали избирательно. Муалимову, имеющему 7-й разряд, доверили столб, три дня он мучился, но никак не мог его воткнуть в землю, пока не помогли рабочие-армяне. Но однажды мастер-строитель Рафик, пребывающий в расцвете своих сил, не стерпел царящего в Баку произвола и написал письмо Багирову, в котором он открыто пожаловался на то, как в райкоме комсомола его прозвали «сукиным сыном», на несправедливое, дискриминационное отношение к армянам. И пошло-поехало... К нему зачастили милиционеры, ему проходу не давали. Увидев, что за ним следят, он бросил все и вернулся на родину... Но и здесь его не оставляли в покое, а между тем, вся его вина заключалась в том, что осмелился побеспокоить Багирова. Рафик Мартиросян, успевший прослыть на родине отменным мастером-строителем, был нарасхват. Он с гордостью вспоминает, с какой преданностью работал на Степанакертском мемориальном комплексе, где в течение двух лет – до установки основного памятника – выполнялись работы по благоустройству территории. А когда приступили к обтесыванию камней, из Армении пригласили двух мастеров для установки памятника высотой в 24 метра. Необходимо было быстро завершить работы, уложиться в сроки торжественного открытия памятника к 30-летию Победы. Для выполнения этих работ приглашенные специалисты потребовали большую сумму в 25 тысяч рублей, но, получив отказ, уехали. Завершил работы мастер Рафик: памятник вознесся ввысь благодаря его рукам, и сегодня он является одним из символов Степанакерта. Ему обещали премию в размере 1000 рублей, но по сей день не выплатили, хотя мастер Рафик и вспоминать не хочет о людях, посуливших ему эти премиальные. Он всегда очень ответственно подходил к своей работе и с доброй завистью вспоминает об ушедших годах, которые принесли ему добрую славу, имя и честь.