[ARM]     [RUS]     [ENG]

ЗЕЛЕНЕЕТ, ПРИРОДА НАПОМИНАЕТ ШУШИ

Тамар ГРИГОРЯН

“Когда мы только приехали, была зима, холодно, мы почти не выходили из дома, сейчас  начало зеленеть, и природа становится похожей на природу Шуши. Мы стараемся адаптироваться”,- говорит Наринэ Асрибабян.  Она уже несколько месяцев вместе с мужем, тремя детьми и свекром проживает в съемной  квартире в городе Ванадзор  Лорийской области РА.

И Наринэ, и ее муж - Вардан Асрибабян родились в городе Баку. “ Мы с мужем из Баку. Наша семья уехала из Баку в 1988 году, я тогда была маленьким ребенком”. Отец Наринэ погиб в 1991 году, во время первой Арцахской войны. «Некоторое время арендовали квартиру в Степанакерте, в разных уголках Армении, даже поехали в Россию, но моя мама не смогла там жить, и мы вернулись». В 1992 году, после освобождения Шуши, семья нашла там дом, построенный дедушкой Наринэ, и они переехали туда.

«После освобождения Шуши мы нашли наш дом, который дед построил для своих родителей. Мы жили в Шуши с 1993 года. Там я пошла в школу, выросла».

Наринэ вышла замуж в Шуши, в семье родились трое детей.

Утро 27 сентября 2020 года для них рассвело так же,  как и для тысячи других арцахских семей.

« Муж был на работе, вернувшись, он сказал, что всю ночь на границе было не спокойно. Сказал, чтобы мы оставались в убежище, а сам собрался и добровольцем ушел на позиции. Вардан сначала отправился в Матагис, затем перешел на другие позиции, в конце войны принимал участие в боях за Шуши».

После начала войны семья пробыла в Шуши 2 дня, они уехали из Шуши 29 сентября. «Когда мой муж позвонил с позиций и  встревожено сказал, что мы должны уезжать, то и я, и моя мама, и моя сестра взяли с собой  только по одной сумке с одеждой, так как были уверенны, что вернемся через несколько дней»”,- рассказывает Наринэ.

Семья сначала поехала в Ереван и поселилась в доме родственника.  Муж приехал к ним 11 ноября, после падения Шуши. Он получил ранение во время войны: повредил руку и получил контузию. Некоторое время лечился в Ереване, рука до сих пор болит, поэтому пока не может заниматься физическим трудом.

Наринэ не может скрыть своей тоски и боли, вспоминая Шуши. «Мы каждый день вспоминаем  Шуши. Но самое печальное это не то, что мы потеряли дом (дом еще можно построить), а то, что мы потеряли Шуши, который находится на такой высоте.  Я до сих пор не верю и не понимаю,  как можно было потерять Шуши, как мы не сохранили то, что было нашим. Я была маленькой, но помню, как тяжело было освобождать Шуши в 1992 году, сколько было жертв, и сколько счастья принесла эта победа. Почему мы не смогли удержать Шуши?..».

Мысли Наринэ о будущем расплывчаты. «Мы все в Шуши для себя создали, сейчас не знаем, где и как мы снова начнем нашу жизнь».