[ARM]     [RUS]     [ENG]

НАГОРНЫЙ КАРАБАХ И ЕГО ЦЕНТР ШУШИ ДО ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

Абраам КИСИБЕКЯН

(Фрагменты из книги “Воспоминания” Абраама Кисибекяна)

ОБЫЧАИ 

Считаю важным перечислить ряд обычаев, которые нашли место в быту этого народа.

Все армянское население Шуши было распределено между церквями Агуляц, Казанчецоц, Канач жам, Мегрецоц и Женским монастырем. Каждая церковь имела 4-5 священников, а в Женском монастыре был один священник и 6-7 монахинь.

В воскресные и праздничные дни народ шел в церковь, молился и зажигал свечи. Самым известным из святых мест города был “Святой Сарибек” в селе Дашушен, которое находилось недалеко от Шуши. Во время Пасхи, дня Преображения Господня и других знаменательных праздников армяне города большими компаниями направлялись туда, совершали обряд жертвоприношения, к которым в обязательном порядке присоединялись жители этого села, из-за чего карабахцы прозвали их как “матах утох дашушенацик”(“Вкушающие жертвенное мясо дашушенцы”). Обряд жертвоприношения жители города совершали как в индивидуальном порядке, так и целыми кварталами. По знаменательным праздникам, раз в год приносили в жертву животных, ходили из дома в дом, собирали деньги, покупали баранов, пекли лаваш и во дворах церквей забивали баранов, разжигали костры, на которых варили мясо жертвенных животных, а потом заворачивали мясо большими кусками в лаваши и разносили по домам.

Были и другие, вошедшие в быт населения, обычаи, например, когда должно было состояться сватовство, родители молодых выясняли у других, хорошо знающих девушку или парня, о воспитании и поведении последних.

Так, например, был один торговец фруктами, магазин которого находился на первом этаже Зимнего клуба,  звали его “Узун Григор” (“Длинный Григор”), это был человек средних лет и очень длинного роста.

Узун Григор был знаком с известными домами города и знал их дочерей.

Девушки, разгуливающие по оживленной улице, перед его магазином, не ускользали от его внимания, и каждый раз он мелом помечал на двери фамилию девушки и ставил перед ней вертикальную черточку столько раз, сколько она проходила перед магазином. Эти обозначения он делал касательно всех девушек, которые не были замужем и проходили мимо его магазина. Узун Григор пользовался среди граждан репутацией человека,

 “хорошо разбирающегося в девушках”, поэтому, чтобы узнать его мнение о какой-либо девушке, всегда обращались к нему. Он сразу смотрел на свои отметки на двери, считал сколько раз эта девушка прходила по этой улице, и соответственно высказывал свое “авторитетное” – положительное или отрицательное мнение.

Принятым явлением на свадьбах был “канч”(“клич”). Свадьба продолжалась 3-4 дня. В последний день после обеда барабанщик со своим барабаном подходил к тамаде и, поставив барабан перед ним, на скатерть, а сам, встав на колени перед барабаном, начинал стучать деревянными палочками, что означало, что он привлекает внимание гостей, после чего он обращался громким голосом ко всем:

-Народ, вот уже 3-4 дня мы здесь пируем, да живет во здравии и благоденствии отец жениха, да не погаснет огонь в его очаге, пусть дом его будет полной чашей, а мы, чтобы всегда приходили в этот дом по радостному поводу. Народ, право первого поздравления предоставляется родным и близким этому дому людям, пусть подойдут и поздравят нашего царя и царицу.

После этого объявления гости по одному подходили и каждый оставлял на барабане определенную сумму. Некоторые из гостей кроме денег оставляли и какой-то подарок – халат (как тогда называли подарок), например, платок, отрез ткани на платье и т. д. Когда кто-то оставлял на барабане деньги, барабанщик громко объявлял:

-Люди, подошел дядя нашего жениха по отцу и оставил золотую николаевскую пятерку, пусть живет богато, пусть живет богато…

Гости вторили барабанщику: пусть живет богато…

Подходил другой:

-Люди подошел дружка и оставил золотую николаевскую десятку, пусть живет богато, и не погаснет огонь в его очаге, - громко объявляет барабанщик, и гости поддерживают его: пусть живет богато, и дом будет полной чашей…

И точно также со всеми гостями. Когда заканчиваются подношения даров, тамада вместе с сидящими рядом с ним несколькими уважаемыми людьми считают деньги и вручают отцу жениха, а барабанщик объявляет подаренную сумму.

Это действо называлось “канч”.

На первый взгляд может показаться, что хозяин свадьбы, то есть отец жениха забирает у гостей потраченную на них сумму, но если вникнуть поглубже, то можно сделать вывод, что “канч” имел колоссальное общественное и экономическое значение. Именно в такой форме общество помогало хозяину свадьбы. Эта помощь давалась как бы в долг, и эта собранная сумма считалась предоставленной взаймы, получатель которой тоже должен был явиться на их свадьбу и также участвовать в “канче”, выплатив предоставленную ему сумму. Хотя в селах Карабаха этот обычай продолжал оставаться в силе, однако в городе в последние годы он постепенно предавался забвению.

И еще об  одном обычае, который имел место во время несчастий. Были специальные женщины-плакальщицы, которые приглашались, когда умирал человек. В нашем квартале жила одна довольно красивая женщина средних лет, в армянской национальной одежде с двумя рядами золотых монет на лбу, звали ее сестра Ева. Когда умирал человек, всегда приглашали ее: она громким голосом оплакивала покойника, а остальные женщины вторили ей.

Было много и других обычаев, которые имели место в быту – в повседневной жизни общества. Но мы ограничимся несколькими примерами…

( Начало в №№ с 5 по 13, 23, 24, 26, 27)

(Продолжение следует)