ЛАРИСА САРКИСЯН: 65 ЛЕТ НА СЦЕНЕ

Ани МАНГАСАРЯН

Лариса Саркисян, которую молодое поколение скорее знает как “гадрутскую Нахшун-баджи”, сегодня живет в Степанакерте – с надеждой однажды вернуться в Гадрут.

Я знаю ее еще с показа архивных материалов Арцахского общественного телевидения. Она входила в состав Государственного ансамбля песни и танца “Карабах”. Певица с красивой внешностью, чарующим голосом и своеобразным стилем одежды – я помню ее такой. Решила навестить. Мы встретились в гостинице, где она временно разместилась. Ухоженная и улыбчивая 80-летняя певица встретила меня и провела в свою обитель. Еще поднимаясь по лестнице, я пыталась угадать секрет ее молодости:

-Артист – совершенно другой тип личности: как бы грустно ему не было, перед зрителем он обязан предстать во всей своей красе и очаровании. Вероятно, моя молодость и красота сохранились благодаря именно сцене,- говорит она и улыбается.

А открывая входную дверь, с привздохом добавила: “Как бы я хотела открыть  двери своего дома и встретить вас по гадрутским обычаям... Я не теряю надежды, ключ в моем сердце. Жить вдалеке от Арцаха невозможно. Что бы ни случилось, я не уеду из этой страны”, - сдерживая слезы, говорит она.

До войны Лариса Саркисян работала в гадрутском ансамбле народных инструментов “Дизак”. Пела, танцевала и в то же время своими советами направляла молодое поколение. Я включаю диктофон и начинаю нашу беседу с далекого прошлого.

-Как Вы начинали?

-Я всегда пела и танцевала на школьных мероприятиях. И это стало образом жизни. Когда в 1958 году начали создавать Государственный ансамбль песни и танца “Карабах”, я  была еще 17-летней школьницей. Получила предложение поработать в ансамбле. После разрешения матери, я переступила порог волшебного, прекрасного мира искусств. Перед зрителем я впервые выступила с песней “Сируник ахчик” (“Красивая девушка”). Композитор  Т. Аветисян посвятил ее мне. Танец поставил Заслуженный артист Армении Азат Гарибян. В то время в ансамбле было около 20 певцов и танцоров. Мы были очень дружны. В нашем коллективе были Наируи Алавердян, Шушаник Аракелян, Вазген Меликсетян, Эдик Арустамян, Шмавон Мусаелян, Венера Айрапетян, Эльмира Арустамян, Эльмир Саркисян, Владимир Овчян и другие. Очень жаль, что многих из них сегодня нет с нами. Мы считались, так сказать, ядром ансамбля. Нам довелось выступить почти во всех республиках Советского Союза. В составе ансамбля был и Валерий Григорян. Мы танцевали вместе. Потом мы создали семью. Я исполнила свыше 40 номеров. 65 лет своей жизни я провела на сцене. У меня было много фотографий и наград... все осталось в Гадруте.

-Что Вы не успели исполнить?

-Я исполнила все, о чем мечтала. Еще в самом начале я была поклонницей народной артистки Армянской ССР Арев Багдасарян и очень хотела исполнить ее песню “Нахшун-баджи”. У меня получилось. И именно благодаря этой песне меня  прозвали “гадрутской Нахшун-баджи”. Я лично попросила Арев Багдасарян разрешить мне исполнять песни из ее репертуара. Встретилась с ней в Ереване – после ее сольного концерта. А когда сказала, что мне очень нравится   песня “Нахшун-баджи” в ее исполнении, она погладила меня по голове и сказала: ты сама Нахшун-баджи, как я могу тебе отказать. Она охотно предоставила мне еще и песни “14” и “Тост за героев”.  Исполнять эти песни было для меня большой честью. Я рада, что талант петь и танцевать передался моим детям и внукам. Моего внука – Юрия Адамяна многие могут знать по конкурсу «Х- фактор». Наша семья представляет собой, так сказать, своеобразный хор.

Во время нашей беседы Лариса Саркисян вновь мысленно перенеслась в Гадрут – в свой большой дом, где был постоянный семейный праздник. Она старалась вспомнить каждое мгновение, прожитое в Гадруте. У нее есть мечта:

-Надеюсь, однажды 9 мая – в день моего рождения, мы вновь пышно отпразднуем День победы. Мы вернемся в Гадрут и у родника Хорн-ахпюр, и под деревом Тнджри я исполню песню “Нахшун-баджи”.