[ARM]     [RUS]     [ENG]

ГЛАВНОЙ ТАКТИЧЕСКОЙ ЗАДАЧЕЙ СТАЛО СОЗДАНИЕ ГОСУДАРСТВА – НАГОРНО-КАРАБАХСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Стремясь всеми силами подавить национально-освободительное Движение армян Нагорного Карабаха, власти Азербайджана, оргкомитет и военная комендатура  в начале сентября 1990 года ужесточили до предела режим чрезвычайного положения, а также  информационную и транспортную   блокаду области.

 Пытаясь лишить карабахцев единственной связи с внешним миром по воздуху, представители Азербайджана с помощью военного коменданта Степанакертского аэропорта и автоматчиков  4 сентября арестовали без всяких причин пять самолетов ЯК-40 и один вертолёт армянского управления гражданской авиации, совершавшие плановые рейсы  Ереван - Степанакерт. Лишь после вмешательства руководства области и города, народных депутатов Верховного Совета СССР от НКАО по указанию союзных органов самолёты с пассажирами и вертолёт без груза были отправлены в Ереван. Причём комендант аэропорта цинично заявил, что будет повторять свои подобные действия. В этот же день были прерваны все каналы телефонной и телеграфной связи, а также теле-  и радиовещания. Область оказалась  в глухой блокаде. Исполняя свою угрозу, комендант Степанакертского аэропорта с автоматчиками  арестовал три  самолёта ЯК-40 армянского управления гражданской авиации и один самолёт ЯК-40 литовских авиалиний с экипажем и пассажирами на бортах, среди которых были женщины с детьми, старики, больные и два  журналиста московских газет. После досмотра с унижениями пассажиров  отпустили, а экипажи под угрозой заставили покинуть борты  самолётов и территорию аэропорта. Об этих противозаконных действиях военной комендатуры были проинформированы Президент СССР Горбачев, министр внутренних дел СССР Бакатин, министр гражданской авиации СССР Панюков и министр связи СССР Первышин. Ответа на наше обращение не последовало, и военная комендатура продолжала свои бесчинства в Степанакертском аэропорту.

        9 сентября известный писатель, народный депутат Верховного Совета СССР Зорий Балаян  объявил бессрочную политическую голодовку. В своём открытом письме Президенту СССР М. С. Горбачеву он заявил: "Осознавая всю ответственность предпринимаемого мною шага, объявляю политическую голодовку в знак протеста против упразднения конституционной власти в Нагорном Карабахе". Это как беззаветно надо было любить свою родину, чтобы, рискуя жизнью после тяжелой операции на сердце, начинать бессрочную голодовку за свободу Нагорного Карабаха?!  

         Позже,  14-го сентября, разделяя требования Зория Балаяна, к политической голодовке присоединились также ученый с мировым именем, президент Академии Наук Арм.ССР академик Виктор Амазаспович Амбарцумян, народный артист СССР,  лауреат Государственной премии СССР Сос Саркисян, председатель Национального Совета НКАО Вачаган Григорян и председатель  исполкома Областного Совета НКАО - автор этих строк.

         Политическая акция, проводимая в Москве в одноимённой гостинице, вызвала сочувствие и поддержку прогрессивной общественности не только в СССР, но и за рубежом. Ежедневно в адрес голодающих поступало сотни обращений и телеграмм от государственных и общественных организаций, а также частных лиц,   разделявших требования участников акции. Глухими оставались лишь Центральные власти и  подчиненные им СМИ.

         Особое неизгладимое впечатление произвела телеграмма Католикоса Всех Армян Вазгена I , которая подняла нам дух и добавила сил. Приведу полный текст её:

         -  С глубоким волнением мы узнали об объявленной вами голодовке, являющейся отчаянным протестом против вопиющих несправедливостей, совершающихся в последнее время в отношении всего армянского населения Нагорного Карабаха. Единственной  виной армянского населения Нагорного Карабаха является то, что они всего-навсего желают свободно дышать. Мы поднимаем голос отеческой печали и протеста вместе со всем нашим народом и скорбим о вековой участи наших верующих карабахских чад и  преклоняемся душой перед вашим героическим поступком, выражающим священный голос совести Армянской Нации. Мы считаем нашим отеческим долгом  возвысить свой голос и направить Президенту СССР призыв, обращенный к его человеколюбию и чувству справедливости. В дни вашего  страдания услышьте голос Иисуса: «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся». Примите наши сочувствие, поддержку и благословение.

                            Католикос Всех Армян Вазген I          

16.09.90     

 Св. Эчмиадзин

         

 Через два дня, 18 сентября, подняв бокалы с чистой водой, мы поздравили Виктора  Амазасповича с  восьмидесятидвухлетием, пожелали ему здоровья и благополучного достижения цели голодовки. К сожалению, после дня рождения состояние здоровья Виктора Амазасповича резко ухудшилось, в связи с чем он был госпитализирован в кремлевскую клинику, несмотря на настойчивые просьбы не выводить его из голодовки.

         Политическая акция  продолжалась и с каждым днём привлекала к себе всё большее внимание прогрессивной общественности. Почти каждый вечер в одной из двух комнат номера 1001, которые занимали В. Григорян и автор этих строк, собирались и обсуждали с голодающими итоги прошедшего на сессии Верховного Совета СССР дня народные депутаты от Армении  известный писатель, Герой Социалистического Труда Серо Ханзадян, ректор Ереванского госуниверситета академик Сергей Амбарцумян, профессор того же университета Людмила Арутюнян, директор Ереванского дома детского творчества Генрих Игитян, а также народные депутаты от Нагорного Карабаха Генрих  Погосян, Борис  Дадамян и Ваган Габриелян. Запомнилась активность Генриха Игитяна,  который, для повышения настроения  присутствующих, рассказывал  смешные истории, пел под свой аккомпанемент на пианино армянские песни.

         В конце сентября на наш адрес стали чаще поступать обращения с просьбой прекратить голодовку, в том числе и от Католикоса Всех Армян Вазгена I.  Убедившись в том, что мы не собираемся прекращать  голодовку, Верховный Патриарх прибыл в Москву и был принят Президентом СССР. Горбачёв обещал в начале октября рассмотреть требования голодающих и уговорил Вазгена I ещё раз обратиться к нам с призывом прекратить акцию. Во время встречи с нами католикос, поверив Горбачёву, убеждал  прекратить голодовку. Зная цену лживым обещаниям Президента при решении вопросов нагорно-карабахской проблемы, мы пытались уговорить Верховного Патриарха разрешить продолжить голодовку. Поняв наше желание продолжить акцию, Католикос заявил, что в этом случае он сам готов объявить голодовку и продолжать её столько, сколько потребуется. На следующий день нам сообщили, что Католикос  не ест уже  почти сутки. Мы не могли допустить, чтобы Верховный Патриарх Армянской нации, которому 20-го сентября исполнилось 82 года, рисковал своей жизнью, и 29 сентября 1990 года прекратили голодовку.  

       Оставаясь верным своим проазербайджанским настроениям, Горбачёв без стеснения обманул Католикоса Всех Армян и не выполнил обещание  рассмотреть в октябре  карабахскую проблему.

          В начале октября Поляничко и Сафонов, вооружившись решением Верховного Совета Азербайджана о незаконности выборов в Нагорном Карабахе 20 мая 1990 года в Верховный Совет Армении, начали преследовать народных депутатов от Карабаха. 9 октября без предъявления обвинения дома был арестован Ролес Агаджанян, а 10 октября в  Степанакертском аэропорту  задержали Гамлета Григоряна. Арестованных этапировали в Кировабад, а затем в Саратовскую тюрьму. И лишь на 10-й день по распоряжению М. С. Горбачева, который учёл обращение Верховного Совета Армении и запрос народного депутата Верховного Совета СССР от Украины Вилена Мартиросяна,  Ролеса Агаджаняна и Гамлета Григоряна  освободили из-под ареста.

        Однако преследования народных избранников от Нагорного Карабаха армянской национальности  продолжались. Власти Азербайджана 25 декабря в Степанакертском аэропорту  арестовали  Бориса Дадамяна, завязали ему глаза, отобрали все документы и деньги, погрузили в автомашину, увезли в сторону Агдама, где в сыром подвале заставили подписать две  бумаги, ограничивающие свободу его действий. После унижений и оскорблений его отпустили. И на этот раз Центр не дал должной оценки  вопиющим фактам беззаконных действий азербайджанского ОМОНа. Аресты продолжались. Позже задержали руководителя рабочей группы Рафика Габриеляна и в третий раз Гамлета Григоряна. Арестованных этапировали в Баку и поместили в Шувелянскую тюрьму, где издевались над ними и избивали. Они были освобождены после вмешательства председателя КГБ Арм.ССР  Усика  Арутюняна.

        В наступившем  1991 году власти Азербайджана ужесточили свою политику, направленную на изгнание армян из Нагорного Карабаха.

          17 марта страна готовилась провести референдум о сохранении СССР. Несмотря на запрет-предписание  военного коменданта Степанакерта Г. Кудрявцева, было принято решение  в этот день провести сессию областного Совета на правах референдума с предварительными рекомендациями   исполкомов городского и районных Советов народных депутатов. С утра здание горкома партии, где должна была проходить сессия, было оцеплено  автоматчиками на БТР-ах. Соблюдая строгую секретность, я срочно вызвал директора обувной фабрики Василия Атаджаняна, руководителя рабочей группы Рафика Габриеляна, его заместителей Володю Бегларяна и Авета Григоряна, которым было дано поручение подготовить сбор депутатов и проведение сессии в зале обувной фабрики, находящейся на окраине Степанакерта. Активисты Движения с большой ответственностью выполнили задание, обеспечили кворум и проведение сессии, на которой было принято решение о сохранении СССР. Лишь в самом конце на сцену бегом поднялся Рафик Габриелян и сообщил,  что на обувную фабрику движутся БТР-ы. Сессию пришлось закрыть. Депутаты быстро разошлись.

         В начале апреля позвонил В. К. Фотеев и сообщил, что меня срочно для рассмотрения вопросов по Нагорному Карабаху вызывает в Москву М. С. Горбачёв. Ожидая всякого рода провокаций, с большим сомнением отнесся к этому сообщению, но всё же решил поверить ещё  раз и вылетел в Москву. При встрече В. Фотеев без предисловий позвонил к Р. Н. Нишанову, который, поздоровавшись, сообщил, что руководство страны считает целесообразным перевести меня на  работу и постоянное место жительства в Москву или любой другой город на моё усмотрение. Пояснил, что проведение переговоров по этому вопросу поручено ему. По ходу телефонного разговора стало ясно, что Центр решил любым способом  убрать меня из области, оставив автономию без главы народовластия. С трудом скрывая возмущение,  поблагодарил за предложение, дал предварительное согласие и попросил  до окончательного решения вопроса предоставить возможность посоветоваться с родными. На следующий день должна была состояться встреча с Р. Н. Нишановым и М. С. Горбачёвым. В конце дня из гостиницы "Россия" по телефону, наверняка с "прослушкой", обзвонил  своих московских друзей, родственников и с притворно радостным голосом сообщил им о предстоящем переводе в Москву. Запутывая следы на такси, добрался до вокзала и ближайшим поездом прибыл в Ростов, откуда вылетел в Ереван. В первый же рабочий день позвонил В. Фотеев и в нецензурной форме передал своё возмущение и угрозы обманутого руководства.

         В апреле 1991 года Центр и власти Азербайджана, используя войска МВД СССР и ОМОН республики, начали проводить операцию "Кольцо", направленную якобы на изъятие незаконного оружия. Фактически под видом этой операции осуществлялось силовое изгнание коренных армянских жителей сёл Геташен и Мартунашен Ханларского района, сёл Мецшен, Хиншен и Ехцаог Шушинского района, а также других деревень на окраинах НКАО. Руководство Азербайджана через республиканские и центральные СМИ  постоянно представляло все эти незаконные действия как ответ на якобы территориальные претензии Армении к Азербайджану. Чтобы пресечь эти провокационные заявления и учитывая реально создавшуюся в области ситуацию, на Совете директоров, которым в то время руководил директор мебельной фабрики Айрапетян Эрнест Егишевич, с участием активистов Движения решили на данном этапе считать  главной тактической задачей создание независимого государства - Нагорно-Карабахской Республики /НКР/ при неизменной стратегии воссоединения Нагорного Карабаха с Арменией. 

 

        В заключение с глубокой благодарностью отмечу, что при подготовке материалов к публикации  полезную информацию  предоставили Арушанян Б. С., Атаджанян Вл. А., Атаджанян Вс. А.,  Григорян А. Г., Григорян Г. В., Мирзоян М. М., Петросян Р. А., Цатурян А. М. и Габриелян Р. А., который к нашему прискорбию скончался в феврале 2017 года.

 

Семен БАБАЯН