Error
  • JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING
  • JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1

АРАБСКИЕ СМИ О 44-ДНЕВНОЙ ВОЙНЕ И ПОСЛЕВОЕННОМ ПЕРИОДЕ

Арминэ АКОПЯН, Арабист

 Арцахская проблема, воспринимаемая арабами, как локальный южнокавказский конфликт, после 44-дневной войны стала рассматриваться в геополитической плоскости, где  представлены интересы сверхдержав и региональных игроков. Об этом свидетельствует проведенный  во время 44-дневной войны и после нее мониторинг арабских СМИ (Ливан, Саудовская Аравия, Египет, Катар, ОАЕ, Сирия, Иордания, Палестина и другие страны), результаты которого представлены ниже.

Если до 44-дневной войны название “Карабах” в арабских СМИ можно было встретить в малочисленных материалах,  и связано оно было с Арменией и Азербайджаном, то во время войны и после нее оно уже связано с названием “Турция”. Это означает, что участие Турции в 44-дневной войне изменило прежние представления и восприятия арабских СМИ относительно географии Арцахского конфликта.

Тематическая направленность заголовков материалов с названиями “Турция” и “Карабах” в арабских СМИ в основном такова:

-          военно-политическое участие Турции в 44-дневной войне;

-          стратегические цели и завоевания Турции в 44-дневной войне;

-          отношения Турция-Армения во время войны;

-          военно-политическая поддержка Турции Азербайджану;

-          российско-турецкое геополитическое противостояние на Южном Кавказе;

-          отношения Армения-Иран после войны;

-          турецкое присутствие в Агдаме-Акне (приводятся ссылки на озвученные турецкими должностными лицами заявления относительно создания в Агдаме совместного российско-турецкого мониторингового центра).

Негативные отклики относительно роли Турции принадлежат в основном  действующим в странах Персидского залива арабским СМИ, что обусловлено обстоятельством рассматривания Турции упомянутыми странами (за исключением Катара), как недружественной страны. Турецкий фактор в СМИ других арабских стран носит нейтральный характер. Очень мало протурецких откликов, что обусловлено негативным восприятием исторической роли Турции в арабском мире.

Симптоматично, что в арабских СМИ отсутствуют материалы об осуществленных Турцией посягательствах, попирании прав или других аналогичных нарушениях в отношении Республики Арцах. Это не только прямое следствие отсутствия  или слабой представленности армянского фактора в арабской информационной сфере, но и  результат  продолжительного турецко-азербайджанского опыта работы в этой сфере.

Информация и анализ роли Армении и России в основном носит нейтральный характер.

 На фоне акцентирования турецкого фактора в 44-дневной войне внимание привлекает малочисленность откликов относительно иранского фактора. Даже в государственных и частных СМИ, выражающих точку зрения регионального противник Ирана Саудовской Аравии, нет никакой реакции относительно иранского фактора в 44-дневной войне. Это означает, что с точки зрения арабских СМИ Арцахский конфликт в гораздо большей степени затрагивает геополитические интересы и безопасность России и Турции, нежели Ирана.

Упоминания о субъекте конфликта Арцахе встречаются только 2 раза в турецком арабоязычном сайте “Ahval” (“Карабах обвиняет Турцию в превращении Азербайджана в центр терроризма”) и иранском арабоязычном сайте “Al-Waght” (“Карабах обвиняет Турцию в обострении  армяно-азербайджанского конфликта”). Во всех других случаях Арцах рассматривается, как зона конфликта, но не как отдельный актор.

Очевидно, что армянской стороне в лице научных, экспертных и других заинтересованных кругов предстоит много работы в арабской информационной сфере. Речь в первую очередь касается надлежащего представления медиаобраза Республики Арцах в арабских СМИ.