[ARM]     [RUS]     [ENG]

ГЮЛИСТАНСКИЙ ДОГОВОР В СВЕТЕ МОСКОВСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

При содействии Института стран СНГ и армянской общины России  в конце октября в Москве прошла Международная конференция на тему «Гюлистанский мирный договор: история и современность», в которой участвовали  руководители научных и политических кругов, бизнес-сообществ, общественных организаций, информационно-аналитических агентств РФ и РА.
На конференции присутствовал Чрезвычайный и Полномочный Посол РА в РФ Олег Есаян. 
НКР на конференции представляли 7 человек - 3 из Москвы, Постоянного представительства НКР, и 4 - из Степанакерта. С докладом на тему «Попытки восстановления армянской государственности в конце 18 в. - начале 19 в. и Гюлистанский мирный договор» выступил депутат НС НКР, доктор исторических наук, профессор Ваграм БАЛАЯН. Наша беседа с историком касалась политико-идеологических направлений конференции, нынешних геополитических процессов развития и отношений Россия - Армения - Нагорный Карабах. 
Организовав конференцию, российская сторона в основном  преследовала цель переосмыслить свою историю и пройденный путь, принимая в качестве отправной точки тот факт, что после распада Советского Союза в мире многое  изменилось. Сегодня Россия стремится реализовать свои великодержавные притязания. Уступив позиции на Балканах, Россия, естественно, не могла проявить безразличие к политическим процессам, происходящим в регионах Южного Кавказа, Ближнего Востока, а это означает, что  ей следует отказаться от роли пассивного наблюдателя. 
Очертив общую направленность конференции, В. Балаян заострил внимание на Таможенном союзе, который действительно является важнейшим событием в геополитике современной России. С этой точки зрения России необходимо уточнить отношения с государствами  постсоветского пространства, в том числе с республиками Армения и Арцах. По словам профессора, волею судьбы мы находимся  на перекрестке, связывающем Восток с Западом, и если это негативно сказалось на исторической судьбе  нашего народа, приведя к утрате государственности, то с другой стороны, сыграло определенную роль, если иметь в виду стремления ряда стран и авторитетных международных структур развивать отношения с Арменией.  Нам нужно суметь извлечь пользу из всех современных процессов, придавая при этом важность армянскому  фактору. К сожалению, сегодня российская общественность не в полной мере знакома с армянской реальностью: не всем известно, что армянский народ является не только одним из носителей цивилизации древнего мира, но и первым принял на государственном уровне христианство. 
По словам В. Балаяна, Московская научная конференция  представляет интерес и в том плане, что дискуссии развернулись вокруг проблем как Южного, так и Северного Кавказа. На конференцию были приглашены также мусульмане из Республики Дагестан и российской общественной организации «Талышская община». Представитель талышей  заявил, что по Гюлистанскому мирному договору талыши вообще ничего не получили, и если говорить с позиций исторической правды, то он хотел бы увидеть на конференции официального представителя Азербайджана. Что касается Дагестана, то внимания заслуживает проведенная в сентябре в Махачкале (столица Дагестана, самый крупный город Северо-Кавказского федерального округа) научная конференция, также посвященная 200-летию Гюлистанского договора. Как  известно, по договору Дагестан был присоединен к России. Конференция в Махачкале, по сути, вскрыла обостряющиеся противоречия  между Дагестаном и Россией: по мнению части населения, у Гюлистанского договора есть будущее, т.е. Дагестан может продолжать существовать в составе Российской Федерации, а другая часть общества придерживается прямо противоположного мнения - Гюлистанский договор не сулит будущего.
По словам В. Балаяна, Россию сегодня волнуют проблемы, связанные с указанным регионом, где подавляющее большинство населения мусульмане. Для России потеря Южного  Кавказа означает и потерю Северного Кавказа. В этих процессах следует усматривать также  заинтересованность Турции - с точки зрения активизации исламского фактора. Турция намерена удержать в зоне своего влияния Грузию, через которую открывается дорога на Северный Кавказ. Прекрасно осознавая подобные притязания Турции, Россия пытается по мере возможностей усилить свою роль на Южном Кавказе, в частности, создать буферную зону для противостояния давлению исламского мира, распространяющегося с Востока. Постепенная активизация исламского радикализма, стремление  превратить Турцию в мощное исламское государство, воплощаемое в жизнь благодаря политике премьера Реджепа Эрдогана, свидетельствуют о далеко идущих планах мусульманского мира. 
«Вот на фоне этих реалий, - продолжил наш собеседник, - обретает важность уточнение нашего места и роли в межгосударственных отношениях. Необходимо донести до российской общественности и ее политических кругов, что до Гюлистанского мирного договора армянский народ имел свою государственность. И сделать это нужно на основе фактов. Кроме того, неприемлемо превалирующее до сих пор в нашей историографии мнение, согласно которому после краха царства Багратидов и падения в Киликии армянской государственности мы вновь восстановили государственность в 1918 году. Это антинаучно и не соответствует реальности, так как мы имели государственность и в Арцахе, и в Сюнике, и в Зейтуне. На этих территориях армянству удалось прожить полноценной  жизнью благодаря тому, что государственные органы сумели сохранить нашу национальную идентичность». 
Со времен Петра Великого Российская империя  предпринимала попытки проникнуть в Закавказье, а армянская реальность в свою очередь пыталась найти  некую силу, которая могла бы дать переосмысление ее государственности. В конечном счете это должно было  привести к тому, чтобы указанная государственность распространилась с регионального сектора на всю Великую Армению. Не случайно в письмах арцахских меликов  российскому императору Павлу I акцент ставился не только на идее наличия в Арцахе армянской государственности. В этих письмах они выступали как представители  династии Аршакидов, т.е. тем самым давали понять российскому императору, что выступают от имени царского двора и обеспокоены судьбой не только Арцаха, но и всего армянства. Не случайно и то, что Павел I, в свою очередь, представлял их как правителей Карабаха. 
Гюлистанский договор для нашего народа имеет важное значение и с другой точки зрения: территории нынешнего Азербайджана - бывшие Губинское, Бакинское, Талишское, Шекинское, Ширванское, Гянджинское ханства и территории нынешней НКР отошли к России на основе равной их правосубъектности. И если на смену царскому режиму приходили новые, а спустя десятилетия после октябрьской революции СССР распался, создав в регионе новую геополитическую ситуацию, то на указанных территориях Азербайджан и Арцах выступают с равным правом создания национальной государственности. Следовательно, в переговорном процессе по мирному  урегулированию карабахского конфликта наряду с правом самоопределения наций надо говорить также о нашей территориальной целостности. Прежде всего, аргументировать, что мы вошли в состав Российской империи по праву равной правосубъектности, а после ее распада создали в Карабахе армянскую государственность - до событий 1918 года. Нельзя предавать забвению тот исторический факт, что в декабре 1917 г. в Карабахе мы уже имели армянское государство - от берегов Аракса до Гандзака. Мы должны не только не игнорировать исторические факты, но и информировать международное сообщество, что Арцах всегда имел атрибуты государственности. 
Атрибуты государственности были и у НКАО, потому что, по сути, область управлялась опосредованно: Москва делала это с помощью Азербайджана.
Согласно Конституции, скрепленной подписью заместителя председателя ЦИК Азербайджана, Карабах в 1920-х годах имел свое правительство, своих комиссаров.  Тогда территория называлась Автономной областью Нагорного Карабаха. В Конституции было прописано, что официальным государственным языком является армянский. 
Северный Арцах достаточно быстро был очищен от армян, будучи поглощенным Азербайджаном, армянство же Нагорного Карабаха продолжало жить благодаря атрибутам власти. На этой основе в 1988-м Карабах пережил пробуждение, избрав путь к независимости.
На Московской научной конференции, по словам  В. Балаяна, члены делегации РА отметили важность вступления Армении в Таможенный союз, назвав такую  политику правильной. Но, к сожалению, вступление как  в  Таможенный союз, так и в европейскую свободную  экономическую зону содержит в себе немало политических нюансов. Оказавшись на одной стороне, государство поневоле становится противником другой стороны. 
Еще об одном важном обстоятельстве: поскольку  приглашение для участия в конференции получили также  руководители информационно-аналитических агентств, особое внимание было уделено повышению эффективности  их работы. Благодаря им об Армении в Российской Федерации должны знать максимально много. В частности, речь зашла о перспективе агентства «РИА Новости», оказавшегося на грани упразднения. От имени научной конференции было предложено обратиться к Администрации Президента РФ с просьбой всеми возможными способами сохранить агентство.
 
Рузан ИШХАНЯН