[ARM]     [RUS]     [ENG]

«ПЕРВЫЙ ЭТАП РЕШЕНИЯ КАРАБАХСКОЙ ПРОБЛЕМЫ ЗАВЕРШЕН, ЗА НИМ ДОЛЖЕН ПОСЛЕДОВАТЬ ВТОРОЙ»

«Карабахское движение  началось не стихийно. Оно имело крепкую идеологическую основу, началось с четкой формулировки вопроса, благодаря чему и увенчалось успехом. Когда в 80-х годах группа людей решила вновь поднять вопрос, они тщательно обдумали, как его сформулировать и выдвинуть.
 Изучили опыт 60-х годов, который провалился из-за неправильной организации, поэтому   не должно было быть даже незначительного упущения», - это слова активиста Движения, учредителя и члена Комитета «Карабах» Манвела Саркисяна. С политической точки зрения цель была поставлена следующая: трансформировать вопрос в важную  для Союза и всего мира политическую задачу, что и случилось. 
«Мы решили только часть проблемы - освободили Арцах от диктатуры Азербайджана, другая часть - признание нашего права - пока находится на стадии реализации», - говорит М.Саркисян. 
В Советском Союзе началась известная перестройка, и момент был подходящим для выдвижения требования о восстановлении справедливости. Действующие в Арцахе и Ереване активисты Движения поддерживали связь между собой по телефону. «Скрывать было нечего, мы боролись за наши права. Изначально было решено, что Движение должно быть открытым, - рассказывает бывший член Комитета «Карабах». - Вначале несколько человек направили письмо в ЦК КПСС, затем число сторонников национальной борьбы стало расти, параллельно начались митинги. Первое письменное требование из Гадрута мы представили в мае 1987 г, под которым подписались девять человек». 
Безусловно, постепенно набирающая силу национальная борьба  не могла не вывести  Азербайджан из спокойного русла. Созданный в Арцахе Комитет «Крунк» не мог действовать долго - этого не позволяли жесткий контроль и давление. «Очередной мишенью властей Азербайджана стало село Чардахлу: в октябре 1987 г. они стали притеснять там местное армянское население. В те дни я поехал в Чардахлу, чтобы ознакомиться с ситуацией на месте. Люди были в ужасе - боялись, что их уничтожат», - вспоминает активист. По словам М.Саркисяна, народ поднялся на конституционную борьбу, хотя не до конца осознавал, что это значит. Руководство Советского Союза было вынуждено считаться с требованием народа. Это уже была революция. 20 февраля 1988 г. был положен конец письменным жалобам, и началась массовая кампания гражданского неповиновения, поскольку руководство СССР охарактеризовало Движение как антинародное, организованное группой экстремистов... 
Почти одновременно с Комитетом «Крунк» в Ереване был создан Комитет «Карабах», который должен был заниматься организацией митингов, но он также просуществовал недолго. Учредители комитета Игорь Мурадян, Манвел Саркисян и Гагик Сафарян вскоре вышли из его состава. 
М.Саркисян уверяет, что причина выхода из Комитета была одна - идея и суть Движения не укладывались в его рамки. «Игорь считал, что не следует оставаться в составе Комитета, так как идея Движения намного шире. Комитет превратился в комитет интеллигентов Армении и был очень далек от идеи и сути Движения. Нам нужны были независимость и свобода действий», - сказал М.Саркисян. 
Так или иначе, а Движение достигло своей цели - Арцах освободился  от азербайджанского ига, однако вопрос о том, как идея «Миацума» сменилась на идею независимости, остается открытым. По мнению Манвела Саркисяна, это было решением властей Армении. Когда  СССР стал разваливаться и союзные республики одна за другой объявляли о своей независимости, власти Армении посчитали, что идею «Миацума» будет реализовать труднее, чем независимости. Однако это еще не конец пути.  Быть независимым, но не признанным мировым сообществом  -такой статус Манвелу Саркисяну непонятен. «Знаете, почему вопрос не двигается с места? Да потому, что когда мировое сообщество стало заниматься проблемой, мы словно оказались в состоянии «вне игры», и  вопросы защиты наших прав передали ему. Карабах передал решение проблемы Армении, Армения же в свою очередь - Минской группе. Некоторые же люди стали использовать проблему для достижения внутриполитических целей», - полагает М.Саркисян.  Способ активизации и развития процесса состоит в том, чтобы самим заняться решением вопроса, ибо  решая его,   начинаешь понимать, оценивать ситуацию, вырабатывать стратегию - такова точка зрения моего собеседника. «Единственный шаг, который сегодня делается в этом направлении, состоит в следующем: участвовать или нет, получив приглашение, в заседании Минской группы. Свою проблему с Азербайджаном мы окончательно решили. За этим должен последовать второй этап - убедить мир признать наше право, - говорит М.Саркисян и тут же проводит параллели с действиями Азербайджана. - К примеру, Азербайджан, принимая участие в какой-либо исламской конференции или организации, вымаливает у них документ о том, что Карабах принадлежит ему. И  собрав несколько подобных документов, он полагает, что проблема решена». М.Саркисян убежден, что НКР должна в полный голос заявить о своих правах и выступать с позиций этих прав, а в этой плоскости крайне важным является провозглашение Права на развитие и мир, которое никто не может ни нарушить и ни отрицать. 
 
Лилит ПОГОСЯН
г.Ереван