[ARM]     [RUS]     [ENG]

БОЛЬШАЯ ВОДА

Норек ГАСПАРЯН

В последнее время я часто спрашиваю себя, не опоздал ли я?... и мой ответ –возможно... хотя не важно... опоздал... опоздал от чего?... опоздал куда?... бессодержательное чувство..., ведь по большому счету нас никто и нигде не ждет, и никто еще не сказал, что пора отремонтировать ковчег или построить новый, что разрушительная сила - это вовсе не Большая вода... вы задумывались над этим?... ВЕЛИКАЯ вода - это спасение, как в те времена... но какая-то невидимая, неузнаваемая бацилла пришла к нам из прошлого мира, спрятанная в ковчеге, распространилась на горных склонах, в степях, на полях, в садах и на дорогах... некому будет открыть дверь спасения, Господь отречется от нас... И знаете почему? Потому что мы давно оставили его одного во вселенском пространстве, в нашем доме, в нашем дворе, на улице, в нашей радости, потому что мы отказались жить... но наступил момент, когда я понял, что как будто мне захотелось жить и это было мое отличие от других, это было мое преимущество... и сейчас, когда я вновь не знаю что буду делать, мне тяжело дышать, ходить, улыбаться... сейчас я не хочу возвращаться туда, где я когда-то жил, откуда я пришел... теперь я понимаю, что РАСПЯТИЕ - это КОРОНАЦИЯ ...

  ... я выдержал, когда меня покинули, переборол, когда намекнули, что я никому не нужен, но мне стало грустно, когда начали спотыкаться , грешить, постоянно проигрывать те, кто бросил меня, кто отверг меня ... и я совсем не обрадовался, когда признались, что без меня дорога непроходима, небо хмурое... и я сказал, что не надо торопиться, потому что никто никуда не опаздывает, потому что время часто останавливается, чтобы передохнуть... чтобы те, кто остался позади, догнали и поняли, что самое легкое во время войны – это жить...              

А что потом?... я не знаю. Это бесконечная, неизмеримая неопределенность... день не полноценен, день остается половинчатым, несформированным, бесплодным... На слове ПОТОМ день заканчивается ...

Должен признать, я не герой, бесконечная борьба никогда не имела намерения вместиться в мой образ, и я сомневаюсь, что когда-либо вместится... Я начал бояться потерь, постоянно терять, лишаться... что потом?... что бы ни было, не возвращайся, не предавай, не отказывайся от того, что имеешь... что тебе даровано... не жди завтра, пустых восхвалений, ложных спасителей... мне нужен только один день, чтобы взглянуть сверху  и понять, что самое легкое на земле – это умереть... это даже не по-мужски ...

 Человек, как и тысячу лет назад, рождается и умирает. Одному просто удается в промежутках событий совершить что-то, другой – не успевает, один совершает самоубийство, другого расстреливают, а иной, вроде доживает до глубокой старости. Вот такова реальность, хотите принимайте, хотите – нет. 

 Скажу больше, человек такой же мерзавец, тот же грешник, один выставляет тело на продажу, другой – душу, потому что, как говорится, все выставляется на продажу, все продается. Может я скажу что-то жестокое, но человек действительно не достоин любви, человек со дня своего сотворения вне этих сказочных, кристально чистых, честных пространств... Человек жил, живет и будет жить с не писанной, но обязательной, тысячелетиями неизменной системой ценностей общества, толпы, группы, партии ... Тот, кто искал свое Я, всегда был приговорен к смерти, не успев стать героем, не успев очароваться величием и роскошью своего состояния ...

           Наивные думают изменить мир. А кто это должен сделать: человеческое существо?  гениальные военачальники? а может гениальные поэты? или гениальные безумцы? ... философы? ... оружие? ... поэзия? ... скульптура? ... книга?... я? ... забавно ... способен ли я хотя бы изменить себя?... а кому это до сих пор удалось? ... Думать о смерти - мое ежедневное развлечение. Это проклятое чувство не собирается оставлять меня в покое.  Я, можно сказать, вынужден дружить с ним, мне просто пришлось с ним долго дружить. Я принял решение подружиться, когда понял, что оно небезразлично ко мне, даже любит.  Оно преследует меня, ревнует, ругается, даже ссорится, обижается на мое равнодушие. А я взял и превратил эти отношения в дружбу, которая, должен признать, довольно честная и искренняя, где-то теплая и ненавязчивая, далекая от официальных стандартов и требований... Кажется, что однажды ему наскучат эти отношения, и оно оставит меня в покое, то есть, уйдет травить душу другому, подружится с кем-то, забыв, что когда-то на свете у него был такой друг, как я. А когда вспомнит, я буду далеко - далеко и очень-очень неописуемо старым, и мне только доставит удовольствие  его возвращение ...

                    И еще, покидая этот мир, я постараюсь сохранить хладнокровие и трезвость, и не объявлять войну БОГУ, не разрывать с ним связи, не вступать в противоречия, наконец, не подвергать сомнению его вечное существование ...