[ARM]     [RUS]     [ENG]

1967

Норек ГАСПАРЯН

СМЕЛЫЙ ПОСТУПОК 

В 1967 году народ показал свою коллективную силу, доказал свое право на жизнь, предупредил , что «Кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет!». А было это намного раньше 88 года, в самый разгар периода расцвета страны советов. Но после этих событий в наших населенных пунктах стало стремительно увеличиваться число врачей, животноводов, учителей азербайджанской национальности. Шуши начал опустошаться. Из нашего края уехали многие представители армянской интеллигенции. 1988 год стал обозримым и обязательным.

Альберт ДАНИЕЛЯН, «Джага»:

-Нас было 20 человек, и все мы были вооружены: кто гранатой, кто пистолетом, кто дубинкой. Все было у нас, буквально все.

С.ДАВИДЯН, в 1967 секретарь комитета комсомола области:

-Это был героизм, национальный героизм.

А.ДАНИЕЛЯН:

-Затем мы подорвали черную «Волгу», где находились судьи, но этих сукиных сынов внутри не оказалось, автомобиль взорвался с опозданием.

Г.БЕГЛАРЯН, поэт:

-Если бы это преступление Аршада не было бы раскрыто, то эта тварь еще многих бы растерзала. К счастью, все закончилось в Степанакерте. Народ сам привел приговор в исполнение.

Юрий СТЕПАНЯН, в 1967 году был прокурором города Степанакерта и Степанакертского района:

-Нам угрожала большая опасность со стороны соседних азербайджанонаселенных районов, ждали нападения. Вынужденно мы обратились за помощью к воинской части, дислоцированной в Степанакерте, нам выделили 5 танков. Эти танки расположились на всех дорогах, ведущих в Степанакерт.

Г. БЕГЛАРЯН, поэт:

-Людей призвали разойтись по домам и быть бдительными. Когда я вышел на балкон, то увидел, что на улице стоят два танка.

Рубик ИСРАЕЛЯН, в 1967 году был водителем в колхозе:

- По приказу председателя, молодые люди нашего села создали отряды, окопались на окраинах села и заняли оборону. Была большая опасность нападения со стороны  села Карадаглу. У нас у всех были ружья. Все было так, как на настоящей войне, мы вооружившись встали на защиту своей деревни, своего дома, своей  чести.

Начались аресты. В тюрьмах оказались женщины и старики, участники Великой Отечественной войны, вернувшиеся с фронта  полными кавалерами Славы, школьники, родные маленького Нельсона. Людей избивали, пытали, обвиняли без каких-либо доказательств. А Джона Оганова, Ермака Аракеляна, Беника Мовсесяна, Артюшу Асрибабаяна, Альберта Даниеляна приговорили к смертной казни, затем приговор был изменен на 15 лет тюрьмы. На 15 лет был лишен свободы и Амбарцум Арустамян, а дядя Нельсона - Эрнест Арустамян – на 8 лет. Очень многие были приговорены к лишению свободы на сроки 12, 10, 8, 5 лет. Охотник Шаген умер в тюрьме. По прошествии двух лет тюрьмы, азербайджанцы отравили нескольких сотрудников министерства внутренних дел, тех кто национальные интересы поставил выше звания и должности. Преследованиям подвергались многие представители армянского народа.

Эрнест АРУСТАМЯН, дядя Нельсона Мовсесяна:

-После тюрьмы многие умерли - мой отец, Беник, отец Беника, в живых остались единицы.

С.ДАВИДЯН:

- Аждар Мамедов был заместителем главного врача нашей областной больницы, он нашему подполковнику милиции и заместителю начальника областного управления милиции сделал такие уколы, что они в течение нескольких дней умерли.

Сотрудника милиции Левона Арутюняна повезли в Баку и после допроса влили ему такую дозу лекарств, что он умер, и в Степанакерт привезли его труп.

А.ДАНИЕЛЯН:

-Арестовали 73 человека: женщин, девушек, мужчин… 20 из них было предъявлено обвинение…

С.ДАВИДЯН:

-Вот такие явления и привели нас к национально-освободительному Движению…

Аршад Мамедов был похоронен на кладбище села Карадаглу. Казалось, что азербайджанцы прощаются со своим национальным героем, с человеком, без которого они  не представляют ни жизни, ни азербайджанского мира. На похороны убийцы приехали из Баку, Кировабада, Агдама и многих других населенных пунктов Азербайджана. В похоронах участвовал и председатель совета министров Азербайджана Энвер Алиханов. Народ оплакивал своих «героев».

Сурен АЛЕКСАНЯН, в 1975-76г.г. был прокурором Мартунинского района:

-В начале 1976 года из прокуратуры Азербайджана к нам послали уголовное дело Аршада Мамедова и заявили, что, якобы, из-за того, что не было найдено доказательств, дело приостанавливается и направляется на дополнительное расследование, дабы найти настоящего преступника и привлечь его к ответственности.

Оник ЗАХАРЯН, родственник Нельсона Мовсесяна, его отца отравили в тюрьме:

- Беник Мовсесян, после 15 лет тюрьмы, возвратился в деревню, но затем переехал в Армению, в село Нор Ачин. Через два года он умер. Когда его труп привезли в родное село и стали готовиться к похоронам, Борис Кеворков (Первый секретарь Нагорно-Карабахского обкома КПСС)  вызвал к себе  секретаря коммунистической партийной организации села Севаду Мовсесяна, председателя сельсовета Эдика Исраеляна, главного бухгалтера колхоза Акопа Асряна и обвинил их в организации похорон Беника.

Затем « мужественному» Аршаду установили памятник, пытаясь убедить, что Аршад не имел никакого отношения к преступлению, что Аршад всего лишь невинная овечка. Таким образом, коммунисты- руководители Азербайджана оправдали преступника и назначили пенсию его семье. После этого разбойничье логово под названием Карадаглу стало еще более агрессивным, было опасно проезжать мимо этого села. И так продолжалось до 1992 года.

На мусульманском кладбище были разрушены только три могилы – это были надгробья преступников, совершивших тяжкое преступление в 1966 году. Объяснение одно: их прах оскверняет нашу землю, их прах не должен получить покоя.

Начавшаяся в 1988 году национально - освободительная борьба, казалось, предала забвению героическое сражение 1966 года, когда все ребята осознавали, что их ждут преследования, суровая тюремная жизнь, даже смерть, но не отступили, продолжили свою войну во имя национального достоинства, права жить на земле предков, во имя дальнейшего существования армянского народа. А на кладбище села Бердашен словно спряталась в зарослях маленькая могилка Нельсона, убитого в октябре 1966 года. Время от времени родственники приходят и возлагают цветы на могилы Нельсона, Беника Мовсисяна, дедушки Нерсеса и дедушки Амбарцума. И только односельчане и родственники знают, что они погибли в героической битве, они и десятки героев, которые покоятся на разных кладбищах моей страны.

Последний вопрос адресован Артюше АСРИБАБАЯНУ,

или вместо заключения:

-Вы свои 15 лет потеряли в тюрьме. Не сожалеете?

-Нет. Никогда… а зачем?.. Правда, я живу немного трудно, но ничего, а то, что я сделал, сделал правильно…

 

P.S. Материал был подготовлен в 2007 году, но публикуется впервые.