[ARM]     [RUS]     [ENG]

ЗДЕСЬ НАСТУПАЮТ АРМЯНСКИЕ РАССВЕТЫ...

Сирвард МАРКАРЯН

 Улица Баграта Улубабяна завершается там, где заканчивается вертикальная заасфальтированная дорога... затем небольшой подъем, который по улице Грайра Галстяна приводит нас в «сердце» Кркжана... 

Здесь находится административный центр квартала Кркжан, глава квартала № 27 Степанакерта спускался от памятника-хачкара, установленного в честь воинов-освободителей. Заметив нас, он ускорил шаг, мы поприветствовали друг друга как родные, ведь знакомы с незапамятных времен. Понятно, что знакомиться, «изучать» друг друга не было необходимости, и мы тут же перешли к делу... Во-первых, мы поговорили о проблемах квартала. Грязь – «бренд» квартала, уступила свои позиции грязи вперемежку с гравием, глава административного центра Владимир Мусаелян не обиделся на нас за такую характеристику. Скоро и у нас будет асфальт, уверен он. В Кркжане до Арцахской войны было 60 дворов, сегодня - 130 и около 560 жителей. Владимир всегда в курсе того, что происходит в квартале. Здесь он родился, вырос, придал дедовскому очагу новое дыхание. Трое его сыновей – Гагик, Арсен и Эрик участвовали в процессе создания и становления армии, младший, Эрик, по сей день служит, он начальник ПВО N-ской войсковой части. Кстати, вот уже 25 лет как он служит в Армии обороны. У Владимира 10 внуков, он уже ждет рождения правнука: мне доведется увидеть и праправнука, уверенно говорит он. Отец мой тоже увидел праправнука. Крепкий, как пень, дед тверд и волей, 30 лет он работает на общественных началах главой административного центра, внимательно выслушивает всех и каждого. Одному он оказывает моральную поддержку, за другого ходатайствует, третьему выдает справку и так далее. Когда Кркжан еще был колхозом в подчинении Аскеранского района, он был его председателем. В зале, называемом Домом торжеств, в основном встречаются по поводу траурных церемоний, а торжественные события отмечают в лучших залах города. Этот пригородный квартал имеет свой особый облик и историю. До 1988 года выше родника жили азербайджанцы, ниже – армяне. Сегодня численность населения Кркжана переваливает за 500. Бабушка главы административного центра – Эгинэ, в 1915 году чудом спасшаяся от турецкого ятагана, дошла до Кочогота, а затем обосновалась в верхней части Кркжана. Когда родственники спрашивали, почему она выбрала именно это место, отвечала – из-за родника. Затем сюда постепенно стали стекаться азербайджанцы, вначале ставили временные палатки, а затем строили из известняка дома и обосновывались. Да, добрососедские отношения поддерживали, но родственных уз – никогда. Ведь исстари говорили: с турком дружи, но палку из рук не выпускай. А родник в этом квартале построил Цатур Цатурян. В 1800-х он также был меценатом этого края. Говорят, что род его был очень состоятельным, владели большими угодьями, садами, возводили мосты. На стене родника благотворитель оставил памятную надпись, но азербайджанцы поломали стену и изъяли камень с надписью. После освобождения Кркжана Самвел Минасян - мастер и благотворитель решил восстановить историческую надпись. На тесаном мраморном камне он высек: «Этот родник был построен в 1874 году при финансовой поддержке жителя села Кркжан Цатура Цатуряна», а рядом современный мастер-строитель оставил свое каменное свидетельство: «Старый камень с надписью разрушили и изъяли, чтобы имя памятника-родника было предано забвению, но не знали, что каждый камень в стене – это мемориальная надпись и молчаливый свидетель армян на все века».
«Человек должен оставить в жизни свой след, - размышляет вслух мой собеседник, - не то, кому нужна бессмысленная жизнь». В нашу Победу они также внесли свою лепту. Каждый год 20 января, по традиции, собираются воины-освободители Кркжана и отмечают этот день. Наша беседа проходила в теплой и дружеской атмосфере, мы даже не заметили, как постепенно вокруг нас стали собираться жители квартала.
Ответив на приветствие, втянулись в беседу. Один из них - Овик Баласанян передвигался с трудом, сказал, что во время службы частично был поврежден нерв, но не демобилизовался, а продолжал служить. У него третья группа инвалидности: полученных денег хватает только на сигареты, говорит он, и тут же поправляет сам себя, даже на них не хватает. Мать работает, едва сводят концы с концами. Хотя живут в городе, тем не менее, разводят домашних животных и птиц. В квартале Кркжан все держат домашний скот и птицу. Не раз пробовали запретить, но не получилось: люди с трудом сводят концы с концами, не лишать же их последнего источника дохода. Надлежащие органы с пониманием отнеслись к этому и разрешили.
«Когда существовал Кркжан, Степанакерта еще не было. И я всегда говорю, асфальтные работы начинайте отсюда. Территория от школы № 9 до скульптуры Дед и Баба (и еще дальше) и до Старого Арменавана были нашими земельными угодьями, нашими полями», - говорит глава административного центра Кркжан и выражает надежду, что очередь дойдет и до них, и наконец, и их квартал станет полноценным городом. Нам в глаза попались несколько полузаброшенных свободных домов. Мы поинтересовались ими, и руководитель квартала сказал, что у всех разрушенных и полуразрушенных домов уже есть хозяева. Приходят, засевают огороды, ухаживают за садами, со временем будут восстанавливать и дома. Не упуская из виду тематику беседы, мы вновь возвращаемся к прежним жителям. «До Арцахской войны в армянском квартале жили 18 азербайджанских семей (на самом деле они были курдами). И они так ассимилировались, что даже «забыли» о своем происхождении. С разгаром войны они разъехались в неизвестном направлении. Некоторые из них до такой степени «обармянились», что давали своим детям армянские имена, например, Андраник. Не верите, - удивляется моему недоуменному взгляду глава административного центра, - сына азербайджанца Шуры звали Андраником, это равнозначно тому, если бы мы своих детей назвали Энвером или Гамидом, но они сделали это.
Моя бабушка Эгинэ очень переживала и всегда говорила: вас обступают со всех сторон, а вы не знаете, что у них на уме, чего они хотят. Вот так, не смирившись с этим явлением, она покинула этот мир».
Мы прошлись по кварталу, обошли все углы, Владимир, невольно взявший на себя роль провожатого, продолжал рассказывать: «Государством была заменена кровля 15 домов, в основном помог бывший мэр города. При его содействии был построен памятник, приведена в порядок окружающая территория, для детей была оборудована игровая площадка». Так что проблемы проблемами, но кркжанцы не обойдены вниманием, оказывающих им поддержку также хватает. Новоизбранный мэр посетил квартал Кркжан и изъявил готовность помочь, по его распоряжению большая часть улиц была покрыта щебнем.
В верхней зоне квартала располагаются густые и богатые леса, пастбищ тоже много, и люди пользуются дарами природы. Правда, дома пока отапливаются дровяными печами, но есть постоянный газ и вода, у многих собственные котельные на дровах – дешево, тепло, безопасно. Есть и родник, в летние дни у родника образуются очереди, вода поступает из гор, и для жителей это просто живительная влага. Кркжанцы снабжены и оросительной водой.
Пока мы обсуждали преимущества, недостатки и «достоинства» квартала, к нашей беседе присоединился Вардан Арустамян. Хотя он и некоренной кркжанец, но уже успел вписаться в жизнь общины и почувствовать себя полноценным местным жителем. Отец пятерых детей построил большой дом, есть сад и огород. Когда мы поинтересовались его биографией, он в шутку ответил: «Я служил и воевал везде, кроме Кркжана». У военного пенсионера три сына и две дочки, и он очень хочет, чтобы они выросли достойными гражданами, и самое главное, получили армянское образование и воспитание. Средний сын – Артак – военнослужащий срочной службы в 5-ом Оборонительном районе, все внимание отца приковано к армии, взгляд – к границе, ухо – к звучащим на границе выстрелам. Все мужчины в его доме постоянно чувствуют себя военнослужащими: кто же, если не мы должны встать на защиту своих очагов? – говорит он. Вардан также знает историю Кркжана и охотно делится с нами: «У местных азербайджанцев была одна цель – завладеть «сопкой Акупа» - «Акупин хут», (теперь он называется кобра) и преподать Степанакерту хороший урок, но их мечты так и остались мечтами, а эта сопка и другие холмы им только снятся, так будет и впредь, они в этом уверены. В этом уверен и Мхитар Атаян из известного в квартале (и не только) знаменитого рода Атаянов, который живет большой семьей со своими обычаями и традициями. Многолетний директор Каршелккомбина Радик Атаян, стоявший в авангарде Арцахского движения,
является его внучатым племянником (по брату), и он не только гордится историей своего большого рода, но и является носителем и достойным продолжателем его традиций. Мы зашли в одну из новостроек, хозяин – Давид Хачатрян не любит говорить, тем более, фотографироваться, но охотно показал дом, чуть ниже которого располагался его отчий дом. Он оформил «развод» и создал свой собственный очаг.
Перед расставанием я попыталась небольшим провокационным вопросом прощупать «уклад жизни» кркжанцев: кем они являются, в конце концов, – городскими или сельскими жителями? Мои собеседники на миг опешили и, переглянувшись, засмеялись: «Ни сельчанами и ни горожанами, мы – их помесь – в умеренной степени...» Вот так каждый день в «умеренной степени», как говорят они сами, особняком и независимо, по-армянски зажигаются огни их квартала.... И, подобно стихам А.Сагияна, здесь наступают армянские рассветы, чтобы наступили и армянские века.