[ARM]     [RUS]     [ENG]

“О БОЖЕ, ТЫ НЕ ГАСИШЬ НАДЕЖДЫ ЛУЧИНУ!..”

Гаянэ ГЕВОРКЯН

Мой путь к дому пролегает рядом с Домом престарелых, где после войны ютятся семьи, перемещенные из Гадрута, Шуши, сел Мец Тагер, Шехер и из многих других перешедших под контроль Азербайджана населенных пунктов – 125 человек (58 семей). Число это переменчиво: люди каждый день приезжают-уезжают – жизненные обстоятельства у всех разные. Именно эти жизненные обстоятельства и привели многих в Дом престарелых – место, где они – вынужденные переселенцы, потерявшие свои обжитые места, дома, родных и близких, вынуждены найти временное пристанище. Потребовалось время, чтобы я смогла настроить себя и пойти туда: я чувствовала, что меня там ждет.

Несмотря на солнечную погоду,  на территории  почти не было людей, только белые голуби: они –  постоянные “обитатели” Дома престарелых. Встречая их, думаешь о столь вожделенном мире. Этот мир подобно шаловливой пташке парит в небе, и поймать ее порою кажется невозможным. Каково было моё удивление, когда мне встретилась Манэ в белоснежном пальто – сегодняшняя самая юная обитательница Дома престарелых – словно она и есть голубь настоящего мира, которого мы искали не  там. Именно ради неё и должна продолжаться жизнь, должна быть преодолена всякая беда и всякое горе.

Мы познакомились также и с сестрами, братом и матерью Манэ – Тагуи. Вместе с четырьмя детьми она ютится в одной комнате. По лицу Тагуи, потерявшей молодого брата, можно понять все те невзгоды и печали, которые ей пришлось перенести. Здесь к ним относятся хорошо, они обеспечены 3-разовым питанием, дети ходят в школу. Но как долго можно прожить здесь? У человека должен быть свой угол, свой очаг. Тагуи вспоминает: в Мец Тагер они оставили целое состояние, но она готова  начать все с нуля и поднять детей, чтобы они нашли свое достойное место в жизни.

Сидящий на балконе дед Ерванд с первого взгляда был невозмутим. Но каково было мое недоумение, когда этот мужчина, прошедший через множество испытаний, прослезился. В первой Арцахской войне он потерял своего старшего сына, а во второй – младшего – Овика. Он не находит себе утешения. “Хоть бы вернулся в свой дом”, - шепотом говорит он.

Такую же горечь испытывает бабушка Жасмен из села Шехер, которая одна ухаживает за сестрой-инвалидом.  Они находились в селе почти до последнего дня войны. Но когда в лесах появились вражеские банды, покинули деревню. “Бандиты вошли в село с одной стороны, а мы ушли с другой”,- рассказывает бабушка Жасмен, еле сдерживая слезы. Собравшиеся во дворе мужчины стали говорить о  работе, предстоящей жизни, неопределенности и все еще теплящейся надежде. Возможно, именно эта надежда, которая ещё не угасает и бодрит людей, побуждает смотреть вперед.

К ним присоединяется Ромик Боцинян из Айгеовита, который 18 лет жил в этом селе и возделывал гранатовые и корольковые сады. Он не был прописан в селе, и теперь, потеряв все нажитое, он пытается доказать, что жил в Айгеовите, и что также имеет право на социальную помощь. Он недоволен, но все ещё ждет и надеется, что будет вынесено справедливое решение, и он сможет воспользоваться этой помощью.

Они – сегодняшние жители Дома престарелых – очень разные, но и очень похожие друг на друга. Их объединяет общее горе, утрата и реальность. Тем не менее, ещё не погасла лучина надежды, надежда еще не исчезла.