[ARM]     [RUS]     [ENG]

“ОТВЕТСТВЕННО ПОДХОДИТЬ К СВОЕМУ ДЕЛУ”

Знакомство с директором Гадрутской  школы искусств 

Светлана ХАЧАТРЯН

-Представьтесь, пожалуйста.

-Мкртчян Татев Тиграновна.

-Вы дочь популярного певца Тиграна Мкртчяна? Как Вы оказались в Гадруте?

-В 2010г. я вышла замуж и переехала в Гадрут. Вначале мне было трудно адаптироваться, потому что это была не окраина, где все сошло бы с рук: здесь были интеллигентные люди и к ним нужен был соответствующий подход. А сейчас я не могу адаптироваться в Степанакерте. Также мои дети. Гадрут притягивает всех.

-Расскажите немного о Вашей деятельности в Гадруте.

-Десять лет я проработала в музыкальной школе, которая потом была переименована в школу искусств. Я преподавала пение. Мой самый большой  учитель – мой отец. Он всю жизнь боролся с «рабисом». Пел Комитаса, и на его музыке воспитывал нас. Он говорил, что Комитас является критерием чистой армянской музыки. Я также воспитываю своих учеников в этом духе.

31 августа 2020 г. приказом главы райадминистрации я была назначена директором школы искусств. За 25 дней мы успели сделать очень многое. С заместителем директора Мариной Мирзаджанян разработали программу по развитию школы. Готовились к приезду оперной певицы Асмик Папян,  концерт которой должен был состояться через месяц. 26 сентября гостями школы искусств были директор оперной студии Ереванской консерватории Гайк Варданян, преподаватель Катарина Овсепян: приехали для проведения мастер-классов. Они были в восторге от Гадрута, просто влюбились в него, обещали использовать свои связи в Европе и России, приезжать каждый месяц с новыми популярными  музыкантами, чтобы сообщить импульс нашей школе. Однако утром 27 сентября, вместо того, чтобы проводить их в Ереван, мы все вместе спустились в подвал. Где-то к полудню удалось их проводить. А затем были эвакуированы и мы.

-Удалось ли Вам продолжить работу школы в Ереване?

-Это было трудно, так как мы были разбросаны по разным местам. Министр образования, науки, культуры и спорта Республики Арцах всегда была рядом с нами и говорила, что готова оказать всяческое содействие, чтобы звезда Гадрута не погасла. Мы думали о возвращении, но должны были завершить кое-какие дела. Дело в том, что из-за начала военных действий мы не успели вручить аттестаты выпускникам. А до этого из-за коронавируса были отложены предстоящие в мае экзамены, и мы провели их в августе. Пока мы заказали аттестаты, и пока их доставили в Гадрут, началась война. И все это осталось там. В Ереване мы были заняты вопросами восстановления аттестатов. Некоторым выпускникам вручили их в консерватории, чтобы придать торжественность моменту. Такое желание изъявило руководство консерватории, чтобы у детей сформировалось осознание того, что, перед тем как выбрать большой путь музыки, им предстоит пройти через этот храм искусства.

С 15 февраля мы возобновили работу в Степанакерте – в музыкальной школе. Открывались отделения, постепенно стали возвращаться наши учителя и собирать своих учеников. Но у нас проблема с музыкальными инструментами, другими материалами. Мы представили в министерство перечень необходимых принадлежностей, обещали помочь по спонсорским каналам. Учительница канона – выпускница нашей школы и студентка музучилища, принесла свой инструмент и занимается с учениками. Самое большое наше желание – сохранить колорит Гадрута. Все мы мысленно находимся там.

-Не секрет, что из-за жилищного вопроса многие вынужденные переселенцы не возвращаются. Где разместилась Ваша семья?

-Мы живем у родственников.  Сын учится в Гадрутской средней школе имени Манвеляна, ходит также в школу искусств, дочь - в детсад «Сосэ». Мой супруг во время войны добровольцем ушел на фронт, а до этого работал водителем. Пока неясно, чем он будет заниматься. В Гадруте мы оставили два дома. Один в многоэтажке, другой – индивидуальный. Мы строили дом, чтобы обеспечить будущее сына.  У нас был и земельный участок: расчистили его, хотели разбить сад, посадили орешины, строили большие планы. А когда меня назначили директором, мы с еще большим вдохновением строили наши планы на  будущее.

Когда решили вернуться, у моего отца, как родителя, вначале были некоторые опасения. Но сейчас, имея связи с директорами многих школ, он информирует всех о том, что мы открылись, и что нет необходимого инвентаря. Отец послал нам свою гитару. Кстати, в Гадруте он также помогал, чем мог: отправлял специальные книги, проводил мастер-классы. В настоящее время он проявляет особую заинтересованность, чтобы помочь нашей школе встать на ноги.

Люди из моего окружения стремятся вернуться в Карабах, и большая часть уже вернулась. Мы вернулись с верой. Живущие в Армении наши соотечественники также рады нашему возвращению, ибо осознают, да и любой трезво мыслящий человек осознает, что  армянин должен жить в Арцахе: вернемся и построим страну нашей мечты.

Жить рядом друг с другом, ежедневно общаться на родном диалекте – все это облегчает наше состояние физически и душевно. Мы признательны министерству, руководству музыкальной школы, нашим соотечественникам - за помощь. Теплоту и поддержку мы чувствуем от всех. А больше всего я признательна армянскому солдату. Благодаря пролитой им крови мы смогли вернуться на нашу родину.

Кстати, это первое интервью в моей жизни.

-О, в таком случае загадайте желание.

-У нас у всех одно желание: жить в восстановленном Арцахе, под мирным небом.

Мой сын-третьеклассник говорит: когда вырасту, изобрету такое оружие, чтобы армяне были надежно защищены. Не говорит, чтобы оно убивало людей, а чтобы враги боялись нас и не приближались к границам нашей страны. Мы надеемся, что еще не все потеряно, что наши мечты осуществятся. В любом случае сегодня единственный способ борьбы – это жить на своей земле. Мы верим, что постепенно разрешится и наша проблема, и с Божьего благословенья все будет хорошо. Остается одно: каждому подходить к своему делу со всей ответственностью.