[ARM]     [RUS]     [ENG]

ВНУТРЕННИЙ СУВЕРЕНИТЕТ - ГЛАВЕНСТВУЮЩИЙ КОМПОНЕНТ ГОСУДАРСТВЕННОГО СУВЕРЕНИТЕТА

В работе круглого стола, прошедшего на днях в Национальном Собрании НКР в рамках сотрудничества Ассоциации университетов самоопределившихся государств, участвовал также проректор государственного университета Приднестровской Молдавской Республики по международным связям, правовед Михаил КУШАКОВ. В своем выступлении он представил  формы государственного суверенитета, провел параллели  между Приднестровьем и Нагорным Карабахом как де-факто состоявшимися государствами, достойными признания международным сообществом.

Суверенитет - основное свойство любого государства, свидетельствующее о его полноценности. Впервые этот термин был введен  французским философом, правоведом и политологом Жаном Боденом, который охарактеризовал  суверенитет как абсолютную и постоянную власть  государства. Власть абсолютна в отношении граждан и подданных в том смысле, что ни с каким законом или законами никак не связана. С такого предисловия начал свое выступление М. Кушаков. Он, в частности, отметил, что две  республики - Приднестровская и Нагорно-Карабахская - сопоставимы с точки зрения становления государственного суверенитета. А как можно судить о государстве, признано оно или нет, что важнее - обладать полноценным суверенитетом или просто удостоиться признания? То  есть иметь в стране все атрибуты государственности или быть признанным другими государствами? Относительно Косово он сказал, что как государство оно фактически размыто, поскольку в этом государстве нет власти. Но оно признано, и все знают, кто там стоит у руля власти. Возникает вопрос - а с какой стати его признали? Ответ ясен: признали, поскольку это являлось политической необходимостью, потому как мир руководствуется принципом двойных стандартов. Те силы, которые правят миром, используют термины по своему усмотрению. США и ряд других государств считают Косово достойным признания государством, народ которого имеет право на самоопределение. В Нагорном Карабахе и Приднестровье та же ситуация, но в отношении этих двух государств применяется принцип территориальной целостности.
«В конце концов, в каком случае государственный суверенитет считается полноценным?», - вопрошает Кушаков. Речь о государственных образованиях, которые на известных нам исторических этапах являлись независимыми, скажем, от Папы Римского, церкви или германского императора?.. На исторической сцене периодически появлялись суверенные государства, которые заявляли о своей верховной власти и вытекающих из нее исключительных правах, а именно -  принятие законов, объявление войны и заключение мира, назначение высокопоставленных должностных лиц, осуществление верховного суда, помилование, выпуск своих денежных знаков и т.д.
Относительно уровня  внутреннего суверенитета в Нагорном Карабахе и Приднестровье оратор отметил, что в обеих странах власти осуществляют контроль над всей территорией. Это легитимные власти. Т.е. в обоих случаях государство полноценно выполняет свои функции и полноценно обеспечивает государственный суверенитет на своей территории. Нагорно-Карабахская Республика и Приднестровская Молдавская Республика - де-факто существующие государства. По словам юриста, помимо терминов «непризнанное», «частично признанное», «полностью непризнанное» государство существуют еще и другие термины - де-факто государство, государство переходного периода, мезогосударство и т.д. «Есть разные названия государства, - продолжил он, - и это правильно. Главное, мы есть, мы существуем, а еще важнее, что мы и дальше можем мирно существовать». Затем Кушаков привел в пример ученых-правоведов, имеющих научные труды о суверенитете. Американский ученый Стивен Краснер, являющийся одним из создателей западной концепции государственного суверенитета, представил четыре его компонента. Первый - внутренний суверенитет, принцип организации внутри государства общественной власти и осуществление над ней общественного контроля. Второй компонент - взаимосвязанность суверенитета. Это способность государства контролировать финансовые, людские, товарные ресурсы, проходящие через границы  государства. Третий компонент - международно-правовой суверенитет, подразумевающий равноправие государств на международной арене. И, наконец, четвертый компонент - «вестфальский» суверенитет, который запрещает внешним  факторам вмешиваться в процесс распределения властных полномочий в государстве.
С. Краснер рассматривает внутренний суверенитет как своеобразную форму отношений власти и политического сообщества, выбора формы правления. В Приднестровье и НКР внутренний суверенитет реализуется народным волеизъявлением - посредством проведения референдумов и принятия Основного закона республики, в котором построение независимого, суверенного, демократического, правового государства закреплено в виде президентской формы правления. В Конституции указаны три ветви власти - законодательная, исполнительная и судебная. По словам Кушакова в НКР и Приднестровье внутренний суверенитет реализуется полноценно. Что касается взаимосвязанности суверенитета, то на сегодняшний день процессы глобализации, миграции и трансграничного перемещения товаров с каждым годом все больше государств ставят перед проблемами, вследствие чего этот компонент суверенитета реализуется весьма затруднительно. Это касается также двух непризнанных республик: денежные, товарные и другие потоки текут по самым различным направлениям и трудноконтролируемы.
Международно-правовой или внешний суверенитет подразумевает признание государства другими суверенными государствами, когда его воспринимают  как единственного представителя, уполномоченного говорить от имени народа или политического сообщества. В данном случае суверенитет подразумевает статус, призванный легитимизировать суверенную власть в глазах подданных. Признание де-факто  суверенитета означает признание его статуса равного с другими. Однако в случае с НКР и Приднестровьем такая система легитимизации пока не действует. Для международного признания, прежде всего, нужна легитимизация проживающего на данной территории сообщества. С. Краснер, хотя и рассматривает внешний суверенитет как важное средство представления государства на международной арене, все же считает его второстепенным. Международно-правовой или внешний суверенитет является второстепенным в сравнении с внутренним суверенитетом. А «вестфальская» модель суверенитета предполагает нетерпимость государства к вмешательству извне, когда государство не позволяет внешним силам вмешиваться в свои внутренние дела.
Удостоившись признания других государств, суверенное сообщество приобретает своеобразный иммунитет против внешнего вмешательства. «К сожалению, такого иммунитета у нас пока нет, поскольку мы считаемся непризнанными государствами, - сказал М. Кушаков. - Не имеем в сравнении с теми, кто совершал преступления на территориях наших стран против наших народов. Их мы судили в наших судах, а потом выпустили на свободу, но они заставили международный суд признать их действия законными. То есть, если наши народы подвергались убийству, то по международным стандартам, то бишь решению международного суда, это считается законным».
В завершение М. Кушаков отметил, что среди компонентов государственного суверенитета основным является внутренний суверенитет, а две непризнанные республики должны решить проблему внешнего суверенитета. По его словам на нынешнем этапе для нас важнее, пожалуй, развитие  государственности. А также приемлемо понятие «отложенный статус» - до тех времен, когда можно будет добиться международного признания.
В мире процесс деления государств продолжается. Карта Европы, как показывает жизнь, подвергается трансформации. Этого не могут избежать даже такие успешные государства, как Великобритания, Франция, Италия, Бельгия, Голландия. Вдобавок следует учитывать и происходящие в наших  регионах  процессы.

 

 

Материалы полосы
Рузан ИШХАНЯН